Главная - ЖКХ - Возврат авансовых платежей лизингополучателю из за утраты имущества

Возврат авансовых платежей лизингополучателю из за утраты имущества


Возврат авансовых платежей лизингополучателю из за утраты имущества

Договор лизинга расторгнут. Имеет ли лизингополучатель право на возврат оплаченной части выкупной стоимости предмета лизинга?


В период экономического роста середины «нулевых» бизнес, следую экономическим трендам, активно рос и развивался, в том числе путем расширения своих мощностей, приобретая в лизинг дополнительную технику. В период сложной экономической ситуации, развившейся в 2009 году на фоне глобального экономического кризиса, многие компании не смогли обеспечить себя достаточным объемом работы. Они испытали дефицит финансовых ресурсов и уже не могли своевременно платить лизинговые платежи за приобретенную технику.

Лизинговые компании и банки в массовом порядке стали расторгать договоры лизинга и изымать технику у лизингополучателей, взыскивая при этом в судебном порядке неоплаченные на момент расторжения договоров лизинга лизинговые платежи. Лизингополучатели, заключившие договоры лизинга, предусматривающие выкуп предметов лизинга по окончании срока лизинга (при условии выплаты всех лизинговых платежей), фактически лишились возможности выкупить технику, не смотря на то, что по ней уже были частично уплачены лизинговые платежи.

Суды удовлетворяли иски лизингодателей – изымали у лизингополучателей, просрочивших оплату лизинговых платежей, предметы лизинга и взыскивали неоплаченные лизинговые платежи.

Ситуацию изменил Президиум ВАС РФ.

«12» июля 2011 года было вынесено прецедентное Постановление № 17389/10 по делу № А28-732/2010 (далее — Постановление). В данном деле рассматривался иск лизинговой компании ООО «Мета-Лизинг» к лизингополучателю ООО «Партнер-М» о взыскании неоплаченных лизинговых платежей по договору лизинга.

Лизингополучатель в свою очередь предъявил встречный иск о взыскании фактически уплаченной части выкупной цены в составе лизинговых платежей. В Постановлении ВАС РФ указал, что согласно ст.

421 ГК РФ принцип свободы договора предполагает добросовестность действий сторон, разумность и справедливость его условий, в частности их соответствие действительному экономическому смыслу заключаемого соглашения.

Свобода договора, подразумевая, что стороны действуют по отношению друг к другу на началах равенства и автономии воли и определяют условия договора самостоятельно в своих интересах, не означает, что при заключении договора они могут действовать и осуществлять права по своему усмотрению без учета прав других лиц (своих контрагентов), а также ограничений, установленных ГК РФ и другими законами.

В силу общего правила статьи 665 ГК РФ, статьи 2 Федерального закона от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее — Закон о лизинге) по договору финансовой аренды обязанности лизингодателя сводятся к приобретению в собственность у третьей стороны (продавца) имущества и предоставлению данного имущества лизингополучателю во временное владение и пользование. Согласно статье 624 ГК РФ и статье 19 Закона о лизинге включение в договор финансовой аренды (лизинга) дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный (п. 3 ст. 421 ГК РФ), содержащий в себе элементы договоров финансовой аренды и купли-продажи.

Следовательно, к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы ГК РФ, регулирующие правоотношения по купле-продаже. В соответствии с п. 1 ст. 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель – принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

В соответствии с п. 1 ст. 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель – принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену). Таким образом, в случае расторжения договора финансового лизинга по инициативе лизингодателя и изъятия им предмета лизинга прекратилось обязательство лизингодателя по передаче оборудования лизингополучателю в собственность. Следовательно, оснований для удержания лизингодателем той части денежных средств, которые фактически были уплачены лизингополучателем в счет погашения выкупной цены предмета лизинга в составе лизинговых платежей, не имеется.

Договор финансового лизинга подлежит применению в спорных правоотношениях, если только его исполнение не ведет к приобретению лизингодателем таких сумм, которые ставили бы его в более благоприятное положение по сравнению с тем, в котором он бы находился при выполнении указанных нормативных положений. В ином случае условия договора войдут в противоречие с положениями ст. 15 ГК РФ о пределах возмещения убытков и ст.

1102 ГК РФ о недопустимости неосновательного обогащения.

Поскольку после расторжения названного договора лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – оплаченной части фактической выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения (передачи имущества), суды необоснованно указали на отсутствие у лизингополучателя права требовать возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.
Поскольку после расторжения названного договора лизинга имело место удержание лизингодателем – стороной возмездной сделки – оплаченной части фактической выкупной цены без предоставления лизингополучателю в части, касающейся выкупа, встречного исполнения (передачи имущества), суды необоснованно указали на отсутствие у лизингополучателя права требовать возврата денежных средств, фактически перечисленных им в счет погашения выкупной цены.

Касательно методологии определения размера выкупной стоимости в составе лизинговых платежей Президиум ВАС РФ установил следующее: срок полезного использования, представляя собой время, в течение которого объект основных средств служит для выполнения целей деятельности его владельца, не имеет произвольного характера. По договору финансовой аренды с правом выкупа лизингодателем, ставшим собственником предмета лизинга, имущество изначально передается лизингополучателю лишь во временное владение и пользование (ст.2, п.1 ст.11 Закона о лизинге). При последующем же выкупе право собственности переходит на товар, состояние которого за время нахождения имущества у лизингополучателя изменилось вследствие естественного износа.

В соответствии с международной практикой, которая нашла отражение в пп.«в» п.2 ст.1 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28.05.1998, периодические лизинговые платежи, связанные с арендными правоотношениями, рассчитываются в том числе исходя из износа имущества, образовавшегося в период временного владения лизингополучателем предметом лизинга и временного пользования им этим имуществом. Следовательно, передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по остаточной, приближенной к нулевой цене в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования спецтехники.

Если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, а значит, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа предмета лизинга и падения ее текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины. При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, означает, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.

Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований статьи 575 ГК РФ. Договор лизинга в рассматриваемом споре предусматривал выкуп предмета лизинга по остаточной стоимости. Остаточная стоимость подлежит исчислению в соответствии с порядком учета на балансе организаций объектов основных средств, регулируемым приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 № 26н

«Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств»

ПБУ 6/01», исходя из амортизации техники линейным способом, к которой не применяется ускоренный коэффициент.

Данный спор Президиум ВАС РФ передал в суд первой инстанции для определения действительного размера выкупной стоимости, а также указал следующее: вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании п.5 ч.3 ст.311 АПК РФ, если для этого нет других препятствий.

На текущий момент пока нет судебных решений вынесенных с учетом содержащемся в Постановлении толкованием норм права, но учитывая ретроактивность Постановления можно ожидать в ближайшее время целый ряд исков лизингополучателей о взыскании выплаченной в составе лизинговых платежей выкупной стоимости предметов лизинга, изъятых лизингодателями.

На текущий момент пока нет судебных решений вынесенных с учетом содержащемся в Постановлении толкованием норм права, но учитывая ретроактивность Постановления можно ожидать в ближайшее время целый ряд исков лизингополучателей о взыскании выплаченной в составе лизинговых платежей выкупной стоимости предметов лизинга, изъятых лизингодателями.

Юридическая и фактическая судьба авансового платежа при расторжении договоров лизинга

Быстрая навигация:

Дата размещения статьи: 10.07.2012Д.

ПЕРЕПЕЧИНРяд принятых судебных решений свидетельствует о том, что на сегодняшний день даже наличие ясных договорных положений об авансовом платеже при расторжении договора в связи с просрочкой уплаты не гарантирует удовлетворения иска лизингодателей. Суды все равно находят основания для взыскания неосновательного обогащения в пользу лизингополучателей.

Автор статьи считает, что судами не принимается во внимание ряд существенных моментов.В настоящее время многие лизинговые компании остановились в своем развитии и пытаются удержаться на плаву путем активной работы с дебиторской задолженностью.

В соответствии с гл. V «Право инспектирования и контроля» Федерального закона от 29 октября 1998 г.

N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее — Федеральный закон о финансовой аренде (лизинге)) лизингодатель проверяет наличие, состояние предметов лизинга, экономическое положение лизингополучателей и делает выводы, которые приводят к подаче исковых заявлений о расторжении договоров, изъятии предметов лизинга и взыскании всех возможных задолженностей, предусмотренных договором.Раньше, в период широкого использования заемных средств и благоприятной ситуации на рынке в целом, лизингополучатели практически не сопротивлялись истцам при получении иска о расторжении договора лизинга (либо соответствующего договорного уведомления об этом) и требований о погашении задолженности.

N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее — Федеральный закон о финансовой аренде (лизинге)) лизингодатель проверяет наличие, состояние предметов лизинга, экономическое положение лизингополучателей и делает выводы, которые приводят к подаче исковых заявлений о расторжении договоров, изъятии предметов лизинга и взыскании всех возможных задолженностей, предусмотренных договором.Раньше, в период широкого использования заемных средств и благоприятной ситуации на рынке в целом, лизингополучатели практически не сопротивлялись истцам при получении иска о расторжении договора лизинга (либо соответствующего договорного уведомления об этом) и требований о погашении задолженности. Сегодня же борьба идет за каждый рубль, несмотря на то что договоры финансовой аренды (лизинга) практически всегда были договорами присоединения с перекосом прав в пользу лизингодателя.В соответствии со ст. 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить его арендатору за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

Поскольку проблемы с оплатой являются объективными, основной задачей лизингополучателей стало не сохранение действия договоров, а прекращение исполнения своих обязанностей с наименьшими финансовыми потерями.По общему правилу исковые требования лизингодателя связаны с расторжением договора (если у него нет права на односторонний внесудебный отказ от исполнения договора), изъятием лизингового имущества, взысканием основного долга по лизинговым платежам, взысканием пеней за просрочку оплаты. Судебная практика показывает, что ответом на иск является встречный иск лизингополучателя о взыскании неосновательного обогащения, который может быть связан с выкупным платежом (если он не определен сторонами в договоре как отдельный платеж), и прежде всего с возвратом авансового платежа и процентов за пользование чужими денежными средствами, которыми предполагается зачесть соответствующую сумму основной задолженности.В подавляющем большинстве договоров лизинга предусмотрено наличие так называемого авансового платежа, который может составлять до 30 — 50% от цены договора. Это усиливает экономическую привлекательность сделки для лизинговой компании и для кредитной организации при предоставлении заемных средств, обеспечивает исполнение сделки и действий сторон договора по законному снижению (распределению) налогового бремени в течение растянутого периода.

Авансовый платеж преимущественно списывается в составе ежемесячных лизинговых платежей постепенно, следовательно, прибыль и расходы сторон, а также обязательства в отношении НДС тоже будут соразмерны и не привлекут внимания налоговых органов.Авансовый платеж (варианты его наименования могут быть разными: первый лизинговый платеж, целевой лизинговый платеж, предварительный платеж и т.д.), оплаченный лизингополучателем до начала срока лизинга, не является авансом с точки зрения бухгалтерского и налогового учета, поскольку они отличаются порядком зачета в счет оказанных лизинговых услуг.

Лизинговые авансовые платежи чаще всего зачитываются в течение всего срока действия договора лизинга, прямо не связаны с суммой реально оказанных лизинговых услуг (как это происходит с авансами в бухгалтерском и налоговом учете) и представляют собой часть финансового расчета по погашению задолженности лизингополучателя.Следует отметить, что в договорах некоторых лизингодателей зачет происходит единовременно.
Лизинговые авансовые платежи чаще всего зачитываются в течение всего срока действия договора лизинга, прямо не связаны с суммой реально оказанных лизинговых услуг (как это происходит с авансами в бухгалтерском и налоговом учете) и представляют собой часть финансового расчета по погашению задолженности лизингополучателя.Следует отметить, что в договорах некоторых лизингодателей зачет происходит единовременно. Зачет лизинговых авансовых платежей производится за счет ежемесячных лизинговых платежей, а не стоимости оказанных лизинговых услуг, и к окончанию срока лизинга остаток незачтенного авансового платежа равняется нулю.

Зачет же авансовых платежей с точки зрения бухгалтерского и налогового учета зависит прежде всего от стоимости реально оказанных лизинговых услуг. Чем раньше возникнет вопрос о расторжении договора, тем большая часть аванса будет незачтенной и тем больше он будет влиять на требование по оплате просроченных лизинговых платежей с учетом встречного требования о неосновательном обогащении.Правовая позиция лизингодателей основана на следующем.

В соответствии со ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом согласно прописанным условиям, а также требованиям закона и иных правовых актов, а при отсутствии таковых — в силу обычаев делового оборота или иных традиционно предъявляемых требований.При заключении договора лизинга с соблюдением всех предусмотренных законом положений, регулирующих содержание прав и обязанностей по договору финансовой аренды (лизинга), и выполнении лизингодателем обязанности по передаче предмета лизинга лизингополучателю в пользование последний согласно ст.

15 и 28 Федерального закона о финансовой аренде (лизинге) обязан уплачивать лизинговые платежи в соответствии с порядком и сроками, которые предусмотрены договором.В силу ст.

310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательств и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Невыполнение лизингополучателем обязанности по оплате лизинговых платежей предоставляет лизингодателю, в частности, право на расторжение договора, досрочное изъятие предмета лизинга, взыскание задолженностей по лизинговым платежам и наложение соответствующих штрафных санкций.

При этом большинство лизингодателей не снижают задолженность на сумму аванса. Основываясь на п. 1 ст. 28 Федерального закона о финансовой аренде (лизинге), они считают, что незачтенный аванс в любом случае не покрывает, например, расходы лизингодателя, связанные с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю; затраты, связанные с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг; а также доход лизингодателя.Кроме того, в договорах, локальных актах (которые являются приложениями к договорам), соглашениях при расторжении договоров, актах сверки и прочих документах право на невозврат незачтенного авансового платежа зачастую бывает прямо закреплено за лизингодателем.

При полном неурегулировании данного вопроса у лизингодателей практически нет шансов взыскать сумму аванса, кроме случаев, когда лизингополучатель выбирает тактику неявки в суд, непредставления отзыва или встречного иска. Однако, как показывает судебная практика, даже наличие указанных документальных доказательств не гарантирует лизингодателю стопроцентный успех.Правовая позиция лизингополучателей основана на следующем.

Содержание правоотношения, связанного с использованием имущества, являющегося предметом договора лизинга, представляет собой обязательство лизингодателя по предоставлению имущества в пользование и обязательство лизингополучателя по внесению арендной платы.

В силу буквального толкования п.

1 ст. 614 ГК РФ обязательство по внесению арендной платы обусловлено фактом пользования имуществом.

Поэтому после расторжения договора и возврата имущества лизингодатель фактически прекращает исполнять свои обязательства по предоставлению имущества в пользование.Согласно п.

2 ст. 328 ГК РФ в случае неисполнения стороной обусловленного договором обязательства либо наличия обстоятельств, со всей очевидностью свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которую возложено встречное исполнение, вправе приостановить его либо отказаться от его исполнения и потребовать возмещения убытков. При этом п. 4 ст. 453 ГК РФ не исключает возможности истребовать в качестве неосновательного обогащения полученные до расторжения договора денежные средства, если получившей их стороной не предоставлено встречное удовлетворение и обязанность его предоставления отпала.Руководствуясь ст.

1102 ГК РФ, лизингополучатели предъявляют требования о взыскании неосновательного обогащения в части незачтенной суммы авансового платежа. Лизингополучатели просят признать пункты договоров лизинга, предусматривающие невозврат авансовых платежей, ничтожными в связи с тем, что согласно ст. 50 ГК РФ стороны договора лизинга являются коммерческими организациями, преследующими цель извлечения прибыли, из-за чего отношения между ними могут строиться только на принципах возмездности (ч.

3 ст. 423 ГК РФ), а иное запрещено законом (пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ). Применительно к рассматриваемому спору остаток авансового платежа нельзя признать тем исполнением обязательства, которое не подлежит возврату, поскольку не было эквивалентного возмещения уплаты.Выделим несколько основных моментов, с которыми связаны выводы судов в отношении авансового платежа:определение оснований для расторжения договора и их закрепление соответствующими доказательствами.

Зачастую стороны договоров лизинга при задержке в оплате договариваются заключить соглашение о расторжении, в котором прописывают его возможные последствия. В отдельных случаях суд оценивает данное соглашение как доказательство добровольного расторжения, не связанное с просрочкой платежа со стороны лизингополучателя, и, соответственно, не применяет даже имеющиеся в договоре нормы, определяющие судьбу аванса, хотя чаще всего невозврат аванса является следствием нарушения лизингополучателем своих обязанностей по договору. Также в отсутствие в договоре нормы, регулирующей судьбу авансового платежа, немаловажную роль играет формулировка соглашения о расторжении — в нем должны быть указаны последствия расторжения по каждому интересу сторон (возврат предмета лизинга, сумма и срок оплаты задолженности, порядок действий с авансовым платежом );——————————— Постановление ФАС Московского округа от 12.01.2010 N КГ-А40/10964-09.определение в договоре момента зачета полученного авансового платежа.

Для судов важно, как происходит зачет авансового платежа (сразу после получения либо равномерно в ходе всего действия договора), несмотря на то, что это больше относится к порядку финансового учета и налогообложения, а не к правам и обязанностям сторон по отношению друг к другу;определение в договоре лизинга возможных последствий его расторжения в отношении авансового платежа. Это основной момент при определении перспективности взыскания неосновательного обогащения (авансового платежа).Анализ судебной практики позволяет сделать следующий вывод. Лизинговые компании в большинстве случаев предусматривают в договоре, что просрочка оплаты за два периода дает лизингодателю право на его расторжение, и при этом прямо указывают последствия в отношении авансового платежа — он не возвращается, потому что является способом обеспечения исполнения сделки и своеобразной мерой договорной ответственности (штрафом, неустойкой) либо следствием недобросовестности лизингополучателя в части оплаты .——————————— Постановление ФАС Поволжского округа от 22.06.2009 по делу N А55-11892/2008.Первый вариант может повлечь отказ в иске, так как трактовка такого механизма применения мер ответственности не является обычной, здесь многое зависит от имеющихся в договоре формулировок и отношения суда к ним.

Второй вариант потребует объяснений правового значения этих положений, а они могут быть объяснены таким образом, что буквальный смысл норм окажется комбинацией первого и (или) второго вариантов.——————————— Постановление ФАС Московского округа от 17.02.2010 N КГ-А40/131-10, Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.11.2009 N 17АП-9913/2009-ГК.Приведенные примеры свидетельствуют о том, что зачет аванса не может быть произведен: стороны определили юридическую судьбу авансового платежа при расторжении договора, следовательно, лизингополучатель не вправе произвольно использовать уже оплаченные денежные средства, с чем стороны, руководствуясь принципом свободы договора, согласились при заключении договора лизинга. Однако лизингополучатели, а вслед за ними и суды при наличии указанных положений в договоре указывают, что нормы, позволяющие не возвращать авансовый платеж, подпадают под признаки договора дарения либо противоречат нормам о предоставлении встречного исполнения обязательства (нет факта использования предмета лизинга как эквивалентного возмещения оплаты, а право на получение в собственность предмета лизинга утрачивается) и, соответственно, являются недействительными, что влечет их неприменение при вынесении решения .——————————— Решение Арбитражного суда г.

Москвы от 27.02.2010 по делу N А40-138217/09-28-988.Таким образом, часть состоявшихся судебных решений свидетельствует о том, что на сегодняшний день даже наличие ясных договорных положений об авансовом платеже при расторжении договора в связи с просрочкой уплаты не гарантирует удовлетворения иска лизингодателей.

Суды все равно находят основания для взыскания неосновательного обогащения в пользу лизингополучателей. В такой ситуации представляется, что ими неправомерно не принимается во внимание ряд существенных моментов.Ставя знак равенства между лизинговыми и арендными отношениями, суды необоснованно не учитывают то, что финансовая аренда (лизинг) хотя и регулируется (в частности, общими нормами о договоре аренды), тем не менее является самостоятельным видом договора, который стоит на границе арендных и кредитных отношений. Обязанности лизингодателя выходят далеко за рамки сдачи имущества в аренду.

Многосторонность договора (лизингодатель, лизингополучатель, продавец, кредитная организация, страховщик), наличие сложных взаимных обязанностей участников сделки (расторжение договора не прекращает отношения с банком, страховщиком, в отдельных случаях с продавцом, лизингополучатель не вправе просто самоустраниться от своих обязанностей в рамках этой системы взаимоотношений), синтетический характер лизинговых платежей (в силу п.

1 ст. 28 Федерального закона о финансовой аренде (лизинге) лизинговые платежи — это

«возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя»

) не позволяют упрощать лизинговые отношения до уровня, когда имущество больше не используется и обязанностей по участию в покрытии расходов, связанных с заключением договора лизинга в интересах лизингополучателя, у последнего нет.Обнаруживая в положениях договора признаки договора дарения, лизингополучатель не принимает во внимание то, что в силу положений ст.

572 ГК РФ в случае встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. Понятно, что содержание прав и обязанностей в договоре лизинга никаким образом не направлено на установление отношений одаряемого и дарителя, а встречная передача вещи и встречное обязательство имели место .——————————— Постановление ФАС Московского округа от 21.07.2010 N КГ-А40/7804-10.Отказывая сторонам в отражении в договоре лизинга положений об авансовом платеже, которые не противоречат ни одной норме закона, суды нарушают основные начала гражданского законодательства (ст. 1 ГК РФ) и нормы о свободе договора (ст.

421 ГК РФ).Произвольно понимая незачтенные авансовые платежи как некий «страховой депозит», суды необоснованно лишают лизингодателей права на расторжение договора. Наличие незачтенного аванса, по крайней мере в первый период действия договора, когда размер аванса превышает любую очередную задолженность по лизинговым платежам, — это панацея для лизингополучателя от расторжения договора лизинга, т.е.