Главная - Право собственности - Права и обязанности свидетелей в уголовном процессе рб

Права и обязанности свидетелей в уголовном процессе рб


Статья 60. Свидетель


1. Свидетелем является лицо, в отношении которого имеются основания полагать, что ему известны какие-либо обстоятельства по уголовному делу, вызванное органом, ведущим уголовный процесс, для дачи показаний либо дающее показания.

2. Не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) подозреваемый; 2) лица, которые в силу возраста, физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу, и давать о них показания. Для разрешения вопроса о способности лица правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания может назначаться и производиться амбулаторная экспертиза; 3) адвокаты, их стажеры, помощники, иные работники адвокатских образований, юридических консультаций – для получения каких-либо сведений, которые могут быть им известны в связи с оказанием юридической помощи при производстве по уголовному делу; 4) лица, которым сведения, относящиеся к данному уголовному делу, стали известны в связи с их участием в производстве по уголовному делу в качестве защитника, представителя, представителя умершего подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, гражданского истца, гражданского ответчика, адвоката свидетеля. Участие в деле законных представителей подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, представителя умершего подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, не исключает возможности допроса этих лиц в качестве свидетелей по другим обстоятельствам, имеющим значение для дела; 5) прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, секретарь судебного заседания (секретарь судебного заседания – помощник судьи) – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по уголовному делу, а судья – в связи с обсуждением в совещательной комнате вопросов, возникших при вынесении судебного решения; 6) священнослужитель – об обстоятельствах, известных ему из исповеди; 7) врач – без согласия лица, обратившегося за оказанием медицинской помощи, по обстоятельствам, составляющим предмет врачебной тайны; 8) лицо, оказывающее или оказывавшее содействие на конфиденциальной основе органу, уполномоченному законом осуществлять оперативно-розыскную деятельность, – без его согласия и согласия органа, уполномоченного законом осуществлять оперативно-розыскную деятельность, которому это лицо оказывает или оказывало содействие на конфиденциальной основе.

3. Свидетель имеет право: 1) не свидетельствовать против себя самого, членов своей семьи и близких родственников; 2) заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе; 3) собственноручно записывать свои показания в протоколе допроса или удостоверять своей подписью в протоколе следственного или другого процессуального действия правильность записи данных им показаний; 4) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия органа, ведущего уголовный процесс, в том числе о принятии мер по обеспечению его безопасности, членов семьи, близких родственников и иных лиц, которых он обоснованно считает близкими, а также имущества; 5) получать возмещение расходов, понесенных при производстве по уголовному делу, и вреда, причиненного действиями органа, ведущего уголовный процесс; 6) приглашать адвоката для получения юридической помощи при производстве процессуальных действий с его участием.

4. Свидетель обязан: 1) являться по вызовам органа, ведущего уголовный процесс; 2) правдиво сообщить все известное по делу и ответить на поставленные вопросы; 3) не разглашать сведения об обстоятельствах, ставших известными ему по делу, если он был предупрежден об этом органом уголовного преследования или судом; 4) подчиняться законным распоряжениям органа, ведущего уголовный процесс. 5. Свидетель не может быть принудительно подвергнут экспертизе. 6. За разглашение данных предварительного расследования или закрытого судебного заседания без разрешения органа, ведущего уголовный процесс, свидетель несет ответственность в соответствии со статьей Уголовного кодекса Республики Беларусь.

7. За отказ либо уклонение от дачи показаний (за исключением лиц, указанных в пункте 1 части 3 настоящей статьи) или за дачу заведомо ложных показаний свидетель несет ответственность в соответствии со статьями и Уголовного кодекса Республики Беларусь. Скопировать текст Копировать

Обеспечение явки в суд потерпевших и свидетелей обвинения: новеллы законодательства Республики Беларусь Текст научной статьи по специальности «Право»

// Аптечный бизнес. — 2008. — № 6. — С.7-8. 5. Плеханова Л.

Н. Медицинское право: курс лекций / Л.Н. Плеханова. — Новосибирск: Изд- во СибАГС, 2015. — С. 123-125. 6. Сергеев Ю.Д.

Медицинское право: учебный комплекс для вузов / Ю.

Д. Сергеев. — Москва: ГЭОТАР-Медиа, 2008. — С. 323-340. уголовное право и процесс Данько И.В. обеспечение явки в суд потерпевших и свидетелей обвинения: новеллы законодательства республики Беларусь В последние годы в Республике Беларусь происходит обновление уголовно-процессуального законодательства в целях решения актуальных проблем функционирования органов уголовного преследования и суда в соответствии с принципами демократического социального правового государства.

В результате активной нормотворческой деятельности в УПК получили прописку такие новые для нашей страны процессуальные институты, как досудебное соглашение о сотрудничестве, апелляционное и заочное производства, видеоконференцсвязь при проведении следственных действий; существенной корректировке подвергнуты нормы, регулирующие применение некоторых мер принуждения, процессуальные издержки, и др.

Позитивно оценивая важность и практическую значимость многих преобразований, вместе с тем следует отметить, что появление в УПК отдельных из них вызывает недоумение. К числу подобных новелл начала 2016 года можно отнести изменения, в силу которых на государственного обвинителя возложена обязанность принятия мер по обеспечению участия в судебном разбирательстве неявившихся потерпевших, а также свидетелей обвинения.

Схожий законопроект в 2013 году обсуждался в Российской Федерации.

Он предусматривал дополнение ч. 2 ст. 274 УПК России обязанностью соответству-30 ющей стороны обеспечивать явку в судебное заседание лиц, показания которых представляются в качестве доказательств обвинения или защиты.

Указанная инициатива расценивалась как ответ на критику Европейского суда по правам человека, который неоднократно в своих решениях обращал внимание на недостаточность мер по вызову свидетелей российскими судами.

Однако законопроект не был воспринят законодателем и подвергся критике в литературе. В частности, А.С.Сидоров назвал его противоречащим здравому смыслу [1, с.

31]. Не менее категоричен был заместитель Генерального прокурора Российской Федерации С. Кехлеров, утверждая, что закон «нереален и работать не будет» [2]. Заметив, что «в доме должен быть лишь один хозяин», он напомнил, что «закон все полномочия дает суду — только судья планирует ход процесса, когда и сколько свидетелей вызывать, допрашивать и в какой очередности».

Увязывая данный вопрос с всесторонностью, полнотой и объективностью исследования обстоятельств уголовного дела, С.

Кехлеров далее подчеркнул, что «предлагаемые изменения могут привести к серьезному перекосу.

Если сторона обвинения сможет обеспечить явку свидетелей обвинения, а сторона защиты не сможет обеспечить явку свидетелей, которые обеспечили бы алиби подзащитному, то суд вынесет обвинительный приговор.

И наоборот, если сторона защиты обеспечит явку свидетелей, а сторона обвинения — нет, то в основу приговора лягут только показания свидетелей защиты и суд вынесет оправдательный приговор» [3]. Итогом обсуждения законопроекта стало заключение правового управления Государственной Думы Российской Федерации, в котором указано на

«отсутствие каких-либо правовых оснований для возложения на стороны обвинения и защиты обязанности принимать меры по установлению местонахождения потерпевшего и свидетелей, не явившихся в судебное заседание.»

[4, с. 1469]. В Беларуси близкое по смыслу предложение, как ни странно, получило поддержку не только законодателя, но и отдельных авторов.

Например, по мнению В.Калинковича,

«это серьезный шаг в сторону расширения принципа состязательности в уголовном процессе»

[5]. Разделяя необходимость продвижения данного основополагающего установления, все же стоит заметить, что рассматриваемая поправка весьма сомнительна с точки зрения развития состязательных начал в белорусском уголовном судопроизводстве.

Состязательность как принцип уголовного процесса на территории современной Беларуси появился в XIX веке в связи с принятием Судебных уставов Российской империи 1864 года.

Согласно ст. 3 Устава уголовного судопроизводства обвинение было отделено от власти судебной, т.е.

от рассмотрения уголовных дел и постановления приговоров, принадлежащей судам без всякого участия властей административных [6, с. 10]. Таким образом, уже начиная с этого момента в основу уголовного процесса была заложена состязательная форма [7, с. 7]. Ее суть, по словам известного дореволюционного юриста В.К.Случевского, состояла в наличии в суде обеих сторон — обвинителя и подсудимого,

«из взаимного сочетания деятельности которых и слагается вся сущность происходящей в присутствии суда процедуры»

[8, с.

79]. В современном понимании сущность состязательности сводится к тому, что стороны в судебном разбирательстве пользуются равными правами по представлению и исследованию доказательств, заявлению ходатайств, высказыванию мнения по любому вопросу, имеющему значение по уголовному делу, участию в судебных прениях, а суд обязан создать необходимые условия для осуществления предоставленных сторонам прав и выполнения ими процессуальных обязанностей (ч.

4, 5 ст. 24 УПК). При этом суд, обеспечивая реализацию сторонами своих прав в судебном разбирательстве, использует предоставленные ему полномочия, в том числе по вызову в судебное заседание участников уголовного процесса как стороны обвинения, так и защиты, применению к ним в необходимых случаях привода и т.д.
4, 5 ст. 24 УПК). При этом суд, обеспечивая реализацию сторонами своих прав в судебном разбирательстве, использует предоставленные ему полномочия, в том числе по вызову в судебное заседание участников уголовного процесса как стороны обвинения, так и защиты, применению к ним в необходимых случаях привода и т.д. По мнению С. Желтобрюхова, «если судом по ходатайству стороны вынесено постановление (определение) о приводе свидетелей, то это свидетельствует только о том, что суд оказал содействие данной стороне, но ни в коем случае не переложил на себя функции стороны обвинения либо стороны защиты.

Продолжая, он отмечает, что

«вынесение постановления (определения) о принудительном приводе свидетелей — это форма содействия и обеспечения судом необходимых условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав и возможностей, связанных с их участием в доказывании»

[9, с. 34]. Таким образом, существовавшая ранее правовая регламентация рассматриваемых правоотношений, на наш взгляд, полностью отвечала принципу состязательности, и наличие в УПК обязанности суда принимать меры по явке потерпевшего и других лиц в судебное разбирательство никоим образом не подрывало состязательных основ уголовного процесса. Более того, как утверждает О.В.Кузьмина, Европейский Суд по правам человека сводит принцип состязательности лишь к обеспечению равенства сторон, вообще не затрагивая вопроса о роли суда [10].

Поэтому появление в УПК нормы, обязывающей государственного обвинителя обеспечивать явку в суд отдельных участников уголовного процесса, не развивает состязательность, а скорее усугубляет проблему ее реализации. Дело в том, что анализируемые изменения УПК коснулись только потерпевшего, а также свидетелей обвинения, явка которых в суд теперь обеспечивается государственным обвинителем.

Следовательно, за судом сохраняется обязанность принимать меры по участию в судебном заседании свидетелей защиты, «обслуживая» таким образом ее интересы и актуализируя вопрос о равенстве сторон в судебном разбирательстве. Кроме того, хотелось бы обратить внимание, что деление участников уголовного процесса на свидетелей обвинения и защиты, встречающееся единственный раз в ст.

330 УПК, является весьма условным, и относится лишь к тем незначительным ситуациям, когда в ходе судебного разбирательства стороны ходатайствуют перед судом о вызове тех или иных лиц на допрос. Об этом говорит редакция ч. 3 ст. 330 УПК, в соответствии с которой

«первой задает вопросы та сторона, по ходатайству которой этот свидетель вызван в судебное заседание»

.

В остальных случаях список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, включая свидетелей, формируется следователем, прокурором еще на стадии предварительного расследования (ст. 262 и 265 УПК), а затем судьей в постановлении о назначении судебного разбирательства (п.

4 ч. 2 ст. 281 УПК). При этом деление лиц на свидетелей обвинения и защиты законом не предусмотрено. В данном контексте особо следует подчеркнуть, что действующая в Беларуси уголовно-процессуальная модель допускает на досудебном производстве осуществление следственных действий, в том числе допросов, только органами уголовного преследования, которые не относятся ни к стороне обвинения, ни к стороне защиты.

Причем один и тот же свидетель может давать показания, как уличающие обвиняемого в совершении преступления, так и смягчающие его ответственность. В этой связи неясно, к свидетелям какой стороны относится указанное лицо? Кто должен обеспечивать его явку?

Серьезные нарекания вызывает и качество рассматриваемых изменений, не отличающихся глубиной проработки, и создающих откровенно абсурдную ситуацию, когда явку потерпевшего должен обеспечивать государственный обвинитель, а гражданского истца, его представителя в случае признания необходимости их участия в судебном заседании — суд.

При этом и гражданский истец, и его представитель, наряду с потерпевшим, являются участниками уголовного процесса стороны обвинения (п. 40 ст. 6 УПК). Как справедливо утверждает Н.А.Полящук, низкое качество подготовки вносимых изменений, недооценка или игнорирование правил юридической техники способствуют допущению правотворческих ошибок, порождают коллизии между нормами, неверное их понимание и применение, в результате чего дестабилизируется правовая система и нарушается законодательство [11]. Анализируемое нововведение сомнительно и с точки зрения повышения эффективности приводов, ведь для органов внутренних дел, исполняющих данную меру процессуального принуждения, решения суда и прокурора (государственного обвинителя) имеют равную юридическую силу.

Следовательно, для участкового инспектора милиции, осуществляющего привод, не имеет никакого значения, кем вынесено соответствующее постановление. Возникает закономерный вопрос, зачем вносить изменения, которые изначально не способны оказывать существенного влияния на эффективность уголовного процесса, защиту прав и свобод граждан.

Ответ на него, как представляется, нужно искать в плоскости ведомственных интересов, вооружившись знаменитой фразой римского консула Кассия Лонгина Равиллы: «Сш prodest? — Кому это выгодно?». Несомненно, суду, для которого неявка по вызову потерпевшего и свидетелей, влекущая отложение судебного разбирательства, традиционно рассматривалась как «издержки в организации работы» [12, с. 16]. Причем в Послании о перспективах развития системы общих судов Республики Беларусь, утвержденном Указом Президента Республики Беларусь от 10 октября 2011 г.

№№ 454, «волокита в деятельности судов» названа среди основных проблем правосудия. С другой стороны, альтернативное отложению судебного разбирательства решение об оглашении показаний потерпевшего и свидетеля, данных при досудебном производстве (ст.

333 УПК), требует обоснования имеющимися в уголовном деле материалами, что достаточно сложно, как следствие, не всегда соблюдается на практике, вызывая озабоченность судейского корпуса. Вот, что по этому поводу пишут представители Верховного Суда Республики Беларусь.

«Одним из достаточно распространенных процессуальных нарушений, допускаемых на стадии судебного разбирательства, остается оглашение судом показаний потерпевших и свидетелей, данных на предварительном следствии, в нарушение требований, изложенных в ст. 333 УПК, и разъяснений, содержащихся в п.

14 постановления Пленума Верховного Суда от 26 сентября 2002 г. Эти показания порою оглашаются при отсутствии сведений о причинах неявки в суд того или иного лица. При этом отсутствуют и сведения о том, что его явка объективно не представляется возможной.

Иногда такие решения принимаются судами не только с согласия сторон, но и когда одна из сторон высказывает возражения против завершения судебного следствия таким образом. По протесту заместителя Председателя Верховного Суда президиум Минского областного суда постановлением от 20 июня 2012 г. отменил судебные постановления по уголовному делу в отношении К., осужденного судом Минского района по ч.

3 ст. 205 УК. В постановлении президиума, в частности, указано, что показания не явившихся в суд потерпевших и свидетелей оглашены в судебном заседании с нарушением требований уголовно-процессуального закона. В силу п. 2 ч. 1 ст. 333 УПК оглашение показаний потерпевшего и свидетеля возможно при их отсутствии в судебном заседании по причинам, исключающим возможность их явки в суд.

В силу п. 2 ч. 1 ст. 333 УПК оглашение показаний потерпевшего и свидетеля возможно при их отсутствии в судебном заседании по причинам, исключающим возможность их явки в суд. Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда от 26 сентября 2002 г., решая вопрос о признании конкретных обстоятельств исключающими возможность явки лица, суд в каждом случае должен выяснять мнение сторон.

Как следует из протокола судебного заседания, причины, по которым потерпевшие и свидетели не явились в судебное заседание, в нем не приведены, вопрос о признании конкретных обстоятельств исключающими возможность явки указанных лиц в суд в нарушение требований закона в судебном заседании не обсужден. Из протокола судебного заседания также следует, что К. при рассмотрении вопроса о возможности оглашения показаний не явившихся лиц полагался на усмотрение суда.

Вместе с тем из письменного ходатайства К. следует, что он настаивал на их вызове в суд и допросе в судебном заседании.

К материалам дела приобщены заявления потерпевших и свидетелей об освобождении их от участия в судебном разбирательстве по различным причинам: вследствие занятости на работе, плохого самочувствия и других. Однако данные документы не содержат сведений, позволяющих определить, исключали ли указанные обстоятельства возможность явки в суд.

Таким образом, при рассмотрении дела суд нарушил принципы непосредственности и устности судебного разбирательства, предусмотренные ст. 286 УПК» [13, с. 12]. Схожая ситуация описана и в постановлении президиума Могилевского областного суда от 6 января 2012 года.

Отменяя приговор суда Бобруйского района и г.

Бобруйска и передавая дело на новое судебное рассмотрение, президиум отметил, что, принимая решение об оглашении показаний свидетелей К. и Щ., суд в качестве причины, исключающей возможность их явки, указал убытие К. на другое место жительства, а Щ.

— болезнь ребенка. Между тем, как явствует из материалов дела, «свидетель К. выбыла лишь в соседний район, что не исключало обеспечение ее явки в суд, а болезнь ребенка свидетеля Щ.

не подтверждена соответствующими документами, что при отсутствии данных о диагнозе и длительности болезни исключает возможность признания данной причины, исключающей явку в суд свидетеля» [14]. Как видно, обеспечение участия в суде потерпевших и свидетелей для современного судопроизводства — весьма острая проблема, требующая разрешения.

В то же время ничего лучшего, чем переложить ее с одного органа, ведущего уголовный процесс, на другой, законодатель не придумал, лишний раз продемонстрировав стремление разработчиков законопроектов отстаивать прежде всего свой ведомственный, корпоративный интерес, особо не заботясь о коллегах по правоохранительному цеху. О том, что в последнее время преобладает такая тенденция, не раз отмечалось в отечественной литературе. Да только воз и ныне там. Вместо того, чтобы, не решив в корне проблему, назначать «нового ответственного» за явку участников процесса в суд, законодателю целесообразно было бы проанализировать существующий зарубежный опыт, применение которого в виде соответствующих изменений УПК позволило бы свести к минимуму вообще необходимость проведения мероприятий по обеспечению присутствия в суде потерпевших и свидетелей.

Например, в США «на досудебной стадии производства органами расследования перед судом возбуждается ходатайство о допросе лица в качестве свидетеля.

В этом случае свидетель допрашивается в судебном заседании гособвинителем, а при наличии в деле обвиняемого или подозреваемого — также и стороной защиты. В дальнейшем, при рассмотрении дела по существу, показания данного лица, при невозможности по каким-либо объективным причинам обеспечить его явку в суд, оглашаются.

Однако в данном случае соблюдаются права стороны защиты на участие в доказывании» [15, с. 26]. Родственные институты действуют на Украине и в Казахстане.

Так, ст. 217 УПК Казахстана предусматривает особенности допроса следственным судьей потерпевшего, свидетеля (депонирование показаний).

Суть указанного порядка сводится к тому, что лицо, осуществляющее досудебное расследование, может инициировать перед прокурором вопрос о необходимости депонирования показаний.

В свою очередь, прокурор, подозреваемый или его адвокат, участвующий в деле в качестве защитника, вправе ходатайствовать о допросе следственным судьей лица, являющегося потерпевшим, свидетелем, в случае, если имеются основания полагать, что более поздний их допрос в ходе досудебного расследования либо судебного заседания может оказаться невозможным в силу объективных причин (постоянное проживание за пределами Республики Казахстан, выезд за границу, тяжелое состояние здоровья, применение мер безопасности). Допрос следственным судьей потерпевшего и свидетеля производится в присутствии прокурора, подозреваемого (при его наличии), его адвоката, уча- iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . ствующего в качестве защитника, а в случаях необходимости и других участников процесса. Протокол судебного заседания, в котором зафиксированы депонированные следственным судьей показания допрашиваемого лица, подписывается судьей и секретарем судебного заседания и направляется прокурору для приобщения к материалам уголовного дела.

Протокол судебного заседания, в котором зафиксированы депонированные следственным судьей показания допрашиваемого лица, подписывается судьей и секретарем судебного заседания и направляется прокурору для приобщения к материалам уголовного дела.

Конечно, рецепция подобного опыта требует серьезной подготовки и более масштабного, системного реформирования УПК.

Однако, думается, именно такой подход способен обеспечить создание норм, которые бы отвечали современным представлениям об эффективном уголовном процессе, наполненном гарантиями прав, свобод и законных интересов граждан.

литература 1. Сидоров А.С. Обеспечение права обвиняемого на вызов и допрос свидетелей: закон и практика // Уголовное судопроизводство.

М.: Юрист, 2008, № 2, С. 30-32.

2. Берсенева Т. Защиту могут обязать доставлять свидетелей своими силами / Т.Берсенева [электронный ресурс]. — Pravo.ru. — Москва, 2014. — Режим доступа : http://pravo.ru/review/view/110363/ дата доступа : 28.07.2016 3.

ВС предложил запретить оглашение показаний не явившихся в суд свидетелей [электронный ресурс]. — Взгляд. — Москва, 2013. — Режим доступа : http:// www.vz.ru/news/2013/4/2/627016.html. дата доступа : 28.07.2016 4. Шарапова Д.В.

Процессуальные аспекты обеспечения явки свидетеля в суд // Актуальные проблемы российского права. М.: Изд-во МГЮА, 2013, № 11 (36), С.1466 — 1469. 5. Калинкович В. Судебная практика: от кассации к апелляции, от повестки — к СМС / В Калинкович [электронный ресурс].

— Belta.by. — Минск, 2016. — Режим доступа : http://www.belta.by/mterview/view/sudebnaja-praktika-ot-kassatsii-k-apelljatsii-ot-povestki-k-sms-4634.

дата доступа : 08.08.2016 6. Джаншиев Г. А. Основы судебной реформы: Сборник статей. М.: Статут, РАП, 2004, 316 с.

7. Каминский Э.С. Принцип состязательности по уголовно-процессуальному законодательству Российской Федерации // Российский следователь, 2009, N 9, С.

6-8. 8. Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Введение. Часть 1: Судоустройство; под ред. и с предисловием В.А.Томсинова.

М.: Зерцало, 2008, 374 с. 9. Желтобрюхов С. Обеспечение явки свидетелей — обязанность сторон, а не суда // Российская юстиция, 2004, N 6, С.

32-34. 10. Кузьмина О.В. Состязательность и справедливость уголовного судопроизводства: международные стандарты и российские правовые традиции // Справедливость и равенство в уголовном судопроизводстве: сборник статей по материалам всероссийской научно-практической конференции (Санкт-Петербург, 20-21 марта 2015 года; в двух частях, часть первая). — ИД «Петрополис», 2016 [электронный ресурс]. — Garant.ru. — Москва, 2016. — Режим доступа : http://study.

garant.ru/#/document/57286269/entry/0:1. дата доступа : 08.08.2016 11. Полящук Н.А. Юридическая (нормотворческая) техника — важный фактор оптимизации и эффективности законодательства // ИБ «КонсультантПлюс: Беларусь» [Электронный ресурс].

— Минск, 2012. 12. Информация о работе общих судов Республики Беларусь в 2012 году // Юстиция Беларуси, № 3, 2013, С. 14-17. 13. Калинкович В., Гуров С., Дулько Л. Строгое выполнение судами норм уголовно-процессуального закона — необходимое условие для принятия по делу законного, обоснованного и справедливого решения // Судебный вестник, № 4, 2013, С.

9-16. 14. Постановление президиума Могилевского областного суда от 06.01.2012

«Освобождение свидетеля от явки в судебное заседание допускается, если другими мерами обеспечить его безопасность не представляется возможным»

(извлечение) [электронный ресурс]. — Pravoby.info. — Минск, 2016.

— Режим доступа : http:// pravoby.info/sud/05/050.htm.

дата доступа : 08.08.2016 15.

Малофеев И.В. Обеспечение участия свидетелей в судебных заседаниях // Уголовный процесс.

М.: ЗАО «Актион-Медиа», 2012, № 7, С. 20-28. Сплавская Н.В. ответственность за причинение вреда при превышении пределов необходимой обороны: сравнительный анализ При исследовании института необходимой обороны интересен в сравнительном плане законодательный опыт других стран. Это объясняется тем, что проблема ответственности за превышение пределов необходимой обороны стоит не только перед российским законодателем.
Это объясняется тем, что проблема ответственности за превышение пределов необходимой обороны стоит не только перед российским законодателем.

После распада Советского Союза в декабре 1991 г. на его территории образовалось 15 независимых государств, которые с чьей-то «легкой руки» стали

Процессуальное положение свидетеля

В соответствии с ч.

1 ст. 56 УПК РФ свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и кото­рое вызвано для дачи показаний.Из этого легального определения следуют три вывода:

  • обязан явиться по вызову и дать правдивые показания. В случае уклонения от явки без уважительных причин он может быть подвергнут приводу (ч. 7 ст. 56 УПК РФ), кро­ме того, на него может быть наложено денежное взыскание в соот­ветствии со ст. 117, 118 УПК РФ;
  • за отказ от дачи показаний, а также дачу заведомо ложных показаний свидетель может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 307, 308 УК РФ;
  • для вы­зова и допроса лица достаточно лишь предположения в осведомлен­ности конкретного лица об обстоятельствах, устанавливаемых по уголовному делу;
    • обязан явиться по вызову и дать правдивые показания. В случае уклонения от явки без уважительных причин он может быть подвергнут приводу (ч. 7 ст. 56 УПК РФ), кро­ме того, на него может быть наложено денежное взыскание в соот­ветствии со ст. 117, 118 УПК РФ;
    • за отказ от дачи показаний, а также дачу заведомо ложных показаний свидетель может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 307, 308 УК РФ;
    • может быть предупрежден в порядке ст. 161 УПК РФ о недопустимости раз­глашения данных предварительного расследования, в связи с чем у него возникает обязанность не сообщать кому бы то ни было без раз­решения следователя или дознавателя сведения, известные ему по уголовному делу. За нарушение этой обязанности свидетель может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ.
  • гражданин приобретает процессуальные пра­ва и обязанности свидетеля с момента вызова в установленном по­рядке для дачи показаний к следователю, дознавателю или в суд.
  • свидетель — это не только непосредственный очевидец каких-либо событий, но и лицо, располагающее иной ин­формацией по делу;
  • может быть предупрежден в порядке ст.

    161 УПК РФ о недопустимости раз­глашения данных предварительного расследования, в связи с чем у него возникает обязанность не сообщать кому бы то ни было без раз­решения следователя или дознавателя сведения, известные ему по уголовному делу.

    За нарушение этой обязанности свидетель может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ.

Сравнительно-правовая характеристика процессуального статуса свидетеля в уголовном судопроизводстве России, Украины и Беларуси Текст научной статьи по специальности «Право»

ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 213 УДК 343.1 Т.А.

Шмарева СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОЦЕССУАЛЬНОГО СТАТУСА СВИДЕТЕЛЯ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ, УКРАИНЫ И БЕЛАРУСИ Рассматривается процессуальное положение свидетеля в уголовных судопроизводствах России, Украины и Беларуси. Дана сравнительно-правовая характеристика соответствующих правовых норм.

Выявлены, по мнению автора, положительные и отрицательные стороны избранного тем или иным государством, способа правового регулирования статуса свидетеля как участника уголовного процесса.

Отмечается, что новый УПК Республики Украины, действующий с 1 января 2013 г., в части регулирования института свидетеля имеет процедурный и казуальный характер, что характерно в большей степени для стран, представляющих англосаксонскую правовую систему, чем отличается от УПК РФ и УПК Республики Беларусь. Автор обращает внимание на положительный опыт правового регулирования института свидетелей в Республике Беларусь, где законодательно закреплен запрет на допрос подозреваемого в качестве свидетеля, а также подробную регламентацию вопросов свидетельского иммунитета в УПК Украины. Ключевые слова: уголовное судопроизводство, уголовно-процессуальный статус свидетеля, участник уголовного процесса, права и обязанности, иностранные государства, Республика Беларусь, Украина.

Для российских ученых, занимающихся исследованиями в области уголовно-процессуального права, представляет интерес сравнительно-правовая характеристика соответствующих законодательных норм в различных государствах, особенно в странах, являющихся ближайшими соседями Российской Федерации, в частности в Украине и Беларуси. Так же, как и Россия, Украина и Беларусь относятся к романо-германской правовой семье.

В течение большей части XX в. эти страны входили в состав СССР, а их уголовно-процессуальное законодательство развивалось в одном направлении, определенном общими основами [1], до момента распада Советского Союза, после чего каждая страна пошла своим путем. Согласно ч. 1 ст. 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее УПК РФ) [2] свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.

На основании ч. 3 ст. 56 УПК РФ не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; 2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; 3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Представляется, что ч. 3 ст. 56 УПК РФ должна начинаться со слов: «Не могут быть допрошены без их согласия.», так как действующая редакция этой нормы предполагает неоднозначную трактовку правил о свидетельском иммунитете и может повлечь отказ от допроса лиц, перечисленных в ч.

3 ст. 56 УПК РФ, даже при наличии их согласия дать показания. Кроме этого, рядом федеральных законов предусмотрено право определенных лиц, не упомянутых в ч.

3 ст. 56 УПК РФ, отказаться от дачи показаний относительно некоторых обстоятельств. Например, Федеральный закон от 12.02.2001 № 12-ФЗ

«О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи»

дает такую возможность бывшему Президенту РФ при условии, что его планируют допросить по фактам, связанным с исполнением им своих обязанностей [3].Это обстоятельство порождает проблемы в правоприменительной практике, связанные с нарушением права таких лиц на свидетельский иммунитет. Полагаем, что перечень, содержащийся в ч.

3 ст. 56 УПК РФ, должен быть закрытым и включающим всех тех, кому такое право дается федеральным законодательством.

2014. Вып. 3 ЭКОНОМИКА И ПРАВО Свидетель в российском уголовном судопроизводстве имеет определенные процессуальные права и обязанности.

В ч. 4 ст. 56 УПК РФ перечисляются следующие права свидетеля: 1) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников; 2) давать показания на родном языке или языке, которым он владеет; 3) пользоваться помощью переводчика бесплатно; 4) заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе; 5) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда; 6) являться на допрос с адвокатом; 7) ходатайствовать о применении мер безопасности. Кроме этого, по общему правилу, свидетель не может быть принудительно подвергнут судебной экспертизе или освидетельствованию (ч.

5 ст. 56 УПК РФ). Согласно ч. 6 ст. 56 УПК РФ свидетель обязан: 1) являться по вызовам дознавателя, следователя или в суд; 2) давать достоверные показания; 3) сохранять в тайне данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее уведомлен. В случае невыполнения этих обязанностей к свидетелю могут быть применены меры уголовно-процессуального принуждения, а также он может быть привлечен к уголовной ответственности (чч.

7-9 ст. 56 УПК РФ, ст. 307-308, 310 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ) [4]). iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . На территории Украины в настоящее время действует Уголовно-процессуальный кодекс Украины, принятый 13.04.2012 г. (далее УПК Украины) [5]. Согласно его нормам свидетелем является физическое лицо, которому известны или могут быть известны обстоятельства, подлежащие доказыванию в ходе уголовного производства, и которое вызвано для дачи показаний.
(далее УПК Украины) [5]. Согласно его нормам свидетелем является физическое лицо, которому известны или могут быть известны обстоятельства, подлежащие доказыванию в ходе уголовного производства, и которое вызвано для дачи показаний. Не могут быть допрошены как свидетели: 1) защитник, представитель потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, законный представитель потерпевшего, гражданского истца в уголовном производстве — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с выполнением функций представителя или защитника; 2) адвокаты — о сведениях, составляющих адвокатскую тайну; 3) нотариусы — о сведениях, составляющих нотариальную тайну; 4) медицинские работники и другие лица, которым в связи с выполнением профессиональных или служебных обязанностей стало известно о болезни, медицинском обследовании, осмотре и их результатах, интимной и семейной сторонах жизни человека — о сведениях, составляющих врачебную тайну; 5) священнослужители — о сведениях, полученных ими на исповеди верующих; 6) журналисты — о сведениях, которые содержат конфиденциальную информацию профессионального характера, предоставленную при условии неразглашения авторства или источника информации; 7) профессиональные судьи, народные заседатели и присяжные — об обстоятельствах обсуждения в совещательной комнате вопросов, возникших во время принятия судебного решения, за исключением случаев уголовного производства в отношении принятия судьей (судьями) заведомо неправосудного приговора, определения; 8) лица, которые принимали участие в заключении и выполнении соглашения о примирении в уголовном производстве — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с участием в заключении и выполнении соглашения о примирении; 9) лица, к которым применены меры безопасности — о действительных данных об их личности; 10) лица, имеющие сведения о действительных данных о гражданах, к которым применены меры безопасности — в отношении этих данных.

При этом лица, перечисленные в пп. 1-5, по поводу указанных доверенных сведений могут быть освобождены от обязанности хранить профессиональную тайну лицом, доверившим им эти сведения, в определенном им объеме.

Освобождение осуществляется в письменной форме за подписью лица, доверившего указанные сведения.

Не могут без их согласия быть допрошены как свидетели лица, имеющие право дипломатической неприкосновенности, а также работники дипломатических представительств — без согласия представителя дипломатического учреждения (ст.

65 УПК Украины). Таким образом, значительное внимание уделено вопросам правового регулирования свидетельского иммунитета.

Свидетель может давать показания только по фактам, которые он воспринимал лично, за исключением случаев, предусмотренных УПК Украины (ст.

95 УПК Украины). Суд вправе признать допустимым доказательством показания с чужих слов независимо от возможности допросить лицо, предоставившее первичные объяснения, в исключительных случаях, если такие показания являются допустимым доказательством по другим правилам допустимости доказательств. При принятии этого решения суд обязан учитывать: 1) значение объяснений и показаний, в случае их правдивости, для выяснения определенного обстоятельства и их важность для понимания других сведений; 2) другие доказательства по вопросам, предусмотренным пунктом 1, которые подавались или могут быть поданы; 3) обстоятельства предоставления первичных объяснений, которые вызывают недоверие к их достоверности; 4) убедительность сведений о факте предоставления первичных объяснений; 5) сложность опровержение объяснений, показаний с чужих слов для стороны, против которой они направлены; 6) соотношение показаний с чужих слов с интересами лица, предоставившего эти показания; 7) возможность допроса лица, предоставившего первичные объяснения или причины невозможности такого допроса. Суд вправе признать невозможным допрос лица, если оно: 1) отсутствует во время судебного заседания вследствие смерти или тяжелой физической или психической болезни; 2) отказывается давать показания в судебном заседании, не подчиняясь требованию суда дать показания; 3) не прибывает на вызов в суд, а его местонахождение не было установлено путем проведения необходимых мероприятий по розыску; 4) находится за границей и отказывается давать показания.

Суд может признать доказательствами показания с чужих слов, если стороны соглашаются признать их доказательствами.

Суд вправе признать допустимым доказательством показания с чужих слов, если подозреваемый, обвиняемый создал или способствовал созданию обстоятельств, при которых лицо не может быть допрошено. Показания с чужих слов не могут быть допустимым доказательством, если они не подтверждаются другими доказательствами, признанными допустимыми. iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . В любом случае не могут быть признаны допустимым доказательством показания с чужих слов, если они даются следователем, прокурором, сотрудником оперативного подразделения или другим лицом относительно объяснений лиц, предоставленных следователю, прокурору или сотруднику оперативного подразделения при осуществлении ими уголовного производства (ст. 97 УПК Украины). Таким образом, суд должен взвесить все, прежде чем решить вопрос о возможности использования таких производных доказательств. По нашему мнению, приведенные здесь нормы делают практически невозможным использование в доказывании показаний с чужих слов, что создает дополнительные неоправданные сложности при расследовании и рассмотрении уголовного дела.

Заметим для сравнения, что в России может быть допрошен свидетель, владеющий информацией с чужих слов, при условии установления источника этой информации и ее проверки. Производные доказательства имеют важное значение в процессе установления истины по делу, они могут служить для проверки первоначальных доказательств, а также используются тогда, когда первоначальные доказательства по объективным причинам получить невозможно. Для доказательства недостоверности показаний свидетеля сторона имеет право предоставить показания, документы, подтверждающие его репутацию, в частности его осуждение за заведомо ложные показания, обман, мошенничество или иные деяния, подтверждающие нечестность свидетеля (ст.

96 УПК Украины). По нашему мнению, обстоятельства, не имеющие отношения к конкретному уголов- 2014.

Вып. 3 ЭКОНОМИКА И ПРАВО ному делу, не должны приниматься судом во внимание при оценке собранных по делу доказательств.

Приведенная выше норма делает возможной ситуацию, когда суд может «не услышать» отрицательно характеризуемого свидетеля, говорящего правду в данном конкретном случае, но при этом положить в основу судебного решения показания человека, пусть впервые в жизни, но солгавшего. В суде свидетели допрашиваются под присягой (ст. 352 УПК Украины). На наш взгляд, украинское уголовно-процессуальное право в части регулирования института свидетеля имеет процедурный и казуальный характер, что характерно в большей степени для стран, представляющих англосаксонскую правовую систему.

На территории Беларуси действует Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь, принятый 16 июля 1999 г. (далее УПК РБ) [6]. Согласно ст.

60 этого нормативного акта свидетелем является лицо, в отношении которого имеются основания полагать, что ему известны какие-либо обстоятельства по уголовному делу, вызванное органом, ведущим уголовный процесс, для дачи показаний либо дающее показания.

Не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) подозреваемый; 2) лица, которые в силу возраста, физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу, и давать о них показания.

Для разрешения вопроса о способности лица правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания может назначаться и производиться амбулаторная экспертиза; 3) адвокаты, их стажеры, помощники, иные работники адвокатских образований, юридических консультаций — для получения каких-либо сведений, которые могут быть им известны в связи с оказанием юридической помощи при производстве по уголовному делу; 4) лица, которым сведения, относящиеся к данному уголовному делу, стали известны в связи с их участием в производстве по уголовному делу в качестве защитника, представителя, гражданского истца, гражданского ответчика.

Участие в деле законных представителей подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего не исключает возможности допроса этих лиц в качестве свидетелей по другим обстоятельствам, имеющим значение для дела; 5) прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, секретарь судебного заседания (секретарь судебного заседания — помощник судьи) — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по уголовному делу, а судья — в связи с обсуждением в совещательной комнате вопросов, возникших при вынесении судебного решения; 6) священнослужитель — об обстоятельствах, известных ему из исповеди; 7) врач — без согласия лица, обратившегося за оказанием медицинской помощи, по обстоятельствам, составляющим предмет врачебной тайны; 8) лица, оказавшие конфиденциальную помощь в раскрытии преступления, — без их согласия и согласия соответствующего органа уголовного преследования. Следует отметить, что, запретив допрос в качестве свидетеля подозреваемого, законодатель Республики Беларусь решил проблему, связанную с возможностью использования в доказывании по уголовному делу показаний лица, фактически подозреваемого в совершении преступления, но допрошенного при этом в качестве свидетеля. Свидетель может быть допрошен о любых относящихся к делу обстоятельствах, в том числе о личности подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и своих взаимоотношениях с ними и другими свидетелями.

Не могут служить доказательствами сведения, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности (ст.

94 УПК РБ). В части определения положения свидетеля в уголовном судопроизводстве принципиальной разницы между уголовно-процессуальными кодексами Республики Беларусь и России нет. Таким образом, можно увидеть, что в способах правового регулирования уголовно-процессуального положения свидетеля в России, Украине, Беларуси есть общие черты, обусловленные принадлежностью этих стран к одной правовой семье, а также тем, что длительное время их уголовно-процессуальное законодательство развивалось в одном направлении. С точки зрения ученого, редакция некоторых норм как российского, так и иностранного законодательства может вызывать сомнения относительно возможности их применения, тем не менее можно выделить и положительные стороны избранного тем или иным государством способа правового регулирования процессуаль- ного положения свидетеля.

В частности, обращает на себя внимание закрепленная в России возможность использования показаний с чужих слов (при условии установления источника сведений и возможности проверки такой информации), подробная регламентация вопросов свидетельского иммунитета в Украине, а также запрет на допрос подозреваемого в качестве свидетеля в Беларуси. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Законодательство об уголовном судопроизводстве СССР и союзных республик.

М.: Гос. изд-во юрид. лит., 1963. 2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 №174-ФЗ // СЗ РФ 24. 2001. №52 (ч. I). Ст. 4921. 3.

Федеральный закон от 12.02.2001 № 12-ФЗ

«О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи»

// СЗ РФ. 2001. № 7.Ст. 617. 4. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-Ф3 // СЗ РФ.

1996. № 25.Ст. 2954. 5. Уголовно-процессуальный кодекс Украины. URL: http://zakon2.rada.gov.ua/laws/show/4651-17/conv. 6. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь.

URL: http://pravo.levonevsky.org/kodeksby/upk.

Поступила в редакцию 12.03.14 T.A. Shmareva iНе можете найти то, что вам нужно?

Попробуйте сервис . COMPARATIVE LEGAL DESCRIPTION OF THE PROCEDURAL STATUS OF A WITNESS IN CRIMINAL PROCEEDINGS IN RUSSIA, UKRAINE AND BELARUS This paper is concerned with the procedural status of witnesses in criminal proceedings of Russia, Ukraine and Belarus. A comparative legal characteristic of the relevant rules of law is given.

The paper reveals positive and negative sides of methods chosen by a specific country for legal regulation of the status of witnesses as participants in criminal trials.

It is noted that the new Criminal Procedure Code of the Republic of Ukraine, put into force in January 1, 2013, specifically the provisions regarding the regulation of the institute of witnesses, has a procedural and casual character, which to a greater extent is characteristic of the countries representing the Anglo-Saxon legal system.

This distinguishes it from the Criminal Procedure Code of the Russian Federation and the Criminal Procedure Code of the Republic of Belarus. Attention is given to the positive experience of legal regulation of the institute of witnesses in the Republic of Belarus, where the legislation provides for a ban on the interrogation of suspects as witnesses, and to a detailed regulation of the issues of witness immunity in the Criminal Procedure Code of Ukraine.

Keywords: criminal proceedings, criminal procedural status of the witness, participant in a criminal procedure, rights and duties, foreign states, Republic of Belarus, Ukraine. Шмарева Татьяна Александровна, кандидат юридических наук, заведующая кафедрой уголовно-правовых дисциплин АНО ВПО «Московский гуманитарно-экономический институт», Кировский филиал 610014, Россия, г.

Киров, ул. Щорса, 66 E-mail: Shmareva T.A., Candidate of Law, Head of the Department of Criminal Law Moscow Institute of Economics and Humanities (Kirov branch) 610014, Russia, Kirov,. Shchorsa st., 66 E-mail:

Специфика допроса свидетеля следователем

До начала процедуры уполномоченный служащий удостоверяется в личности гражданина.

Для этого он проверяет документы лица. Далее следователь разъясняет субъекту обязанности и права, предупреждает об ответственности за предоставление ложной информации.

Об этом делается отметка в протоколе. При необходимости на допрос приглашается переводчик. Услуги этого специалиста предоставляются бесплатно.

На допросе свидетеля может присутствовать его представитель.

Он обладает теми же правами, что и сам свидетель. Представитель в лице адвоката вправе задавать гражданину вопросы, давать короткие консультации в присутствии следователя. При том последний вправе отвести вопросы защитника, но обязан указать их в протоколе.