Главная - Защита прав потребителей - Наказание за неоконченное преступление средней тяжести

Наказание за неоконченное преступление средней тяжести


Наказание за неоконченное преступление средней тяжести

Назначение наказания за неоконченное преступление Текст научной статьи по специальности «Право»


Жумаев А.С., соискатель Московской государственной юридической академии НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ ЗА НЕОКОНЧЕННОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ Особенности назначения наказания за неоконченное преступление отражены в ст. 66 УК. В ч. 1 этой статьи решается вопрос об учитываемых обстоятельствах, а в ч. 2—4 — о пределах назначения наказания. При назначении наказания за неоконченное преступление законодатель требует учитывать лишь обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца.

Такие обстоятельства бывают разными.

Установление же, какими конкретно могут быть эти обстоятельства и как, в какой мере, они должны влиять на наказание, — задача, стоящая перед теорией и практикой применения уголовного права. Однако в литературе этот вопрос обходят молчанием1 либо дается лишь перечисление некоторых обстоятельств, в силу которых преступление не было доведено до конца и которые следует учитывать при назначении наказания в случае совершения приготовления к преступлению и покушения на преступление2.

Конечно, такой подход нельзя признать достаточным, ибо он не позволяет выявить общие закономерности назначения наказания с учетом рассматриваемых обстоятельств. Обстоятельствами, в силу которых преступление не было доведено до конца, являются факторы, помешавшие завершению преступления.

Установление действующим уголовным законом (ч.

2—4 ст. 66 УК) особых пределов назначения наказания за неоконченное преступление основано на принципе, согласно которому более строгое наказание назначается в зависимости от степени реализации преступного умысла (его завершенности) и характера общественно опасных действий. Таким образом, приготовление к преступлению должно влечь за собой более мягкое наказание, чем покушение на преступление, покушение, в свою очередь, — более мягкое, чем оконченное преступление3.
Таким образом, приготовление к преступлению должно влечь за собой более мягкое наказание, чем покушение на преступление, покушение, в свою очередь, — более мягкое, чем оконченное преступление3.

В ч. 4 ст. 66 УК законодатель сформулировал правила об одинаковом влиянии на наказание любого неоконченного преступления. В ней предусмотрено, что смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготовление к преступлению и покушение на преступление не назначаются. В ч. 2 и ч. 3 ст. 66 УК дифференцируются пределы назначения наказания в зависимости от того, какое неоконченное преступление совершено.

1 См., например: Становский М.Н. Назначение наказания. СПб., 1999. С. 292—299. 2 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Общая часть / под ред.

Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1996. С. 180-181; и др. 3 См.: Шаргородский М.Д.

Вина и наказание в советском уголовном праве. М., 1945. С. 26-27; Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР / отв. ред. В.И. Радченко. М., 1994.

С. 31. Наказание за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК «за оконченное преступление», а за покушение на преступление — трех четвертей. Следует согласиться с точкой зрения, согласно которой формулировку «за оконченное преступление» обоснованно предлагается исключить из ст.

66 УК, так как в статьях Особенной части УК

«установлены наказания только за оконченные преступления»

1. Анализируя положения норм, закрепленных в ч.

1 ст. 65 УК и ч. 4 ст. 66 УК, можно отметить, что принципы, которые устанавливает законодатель при назначении наказания в виде смертной казни и пожизненного лишения свободы за неоконченное преступление и при вердикте присяжных заседателей о снисхождении, в целом аналогичны. Однако в ст. 66 УК не сказано, каким образом должно назначаться наказание в таких случаях.

Как следует из анализа текста ст.

66 УК, применяются правила, закрепленные в ч.

2 и ч. 3 ст. 66 УК. В ч. 1 ст.

65 УК закреплен принцип, согласно которому наказание в таких случаях назначается в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК.

Таким образом, данная формулировка представляется более удачной, чем в ч.

4 ст. 66 УК, так как предусматривает положения о том, каким образом назначается наказание при неприменении смертной казни или пожизненного лишения свободы. В связи с изложенным предлагается внести изменения в ч. 4 ст. 66 УК, изложив ее по аналогии с ч.

1 ст. 65 УК в следующей редакции:

«.смертная казнь и пожизненное лишение свободы не применяются, а наказание назначается в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК»

. Следование правилам, изложенным в ч.

2 и ч. 3 ст. 66 УК, может привести при назначении наказания к выходу за нижний предел санкции соответствующей статьи Особенной части УК. В п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. указано, что, если назначенное по правилам, предусмотренным ч.

2 и ч. 3 ст. 66 УК, наказание является менее строгим, чем нижний предел санкции соответствующей статьи Особенной части УК, то ссылка на ст.

64 УК не требуется (например, за приготовление к преступлению, предусмотренному ч. 3 ст. 162 УК, может быть назначено наказание не более шести лет лишения свободы, а минимальный размер наказания за указанное оконченное преступление — семь лет лишения свободы)2. 1 См.: Иногамова-Хегай Л.В. Конкуренция норм уголовного права.

М., 1999. С. 196. 2 См.: БВС РФ.

2007. № 1. С. 16. Подобная рекомендация Верховного Суда РФ не является бесспорной.

До внесения соответствующих изменений в УК правила о назначении наказания, видимо, можно было бы применять следующим образом.

В случаях, когда применение ч. 2 ст. 66 УК дает срок наказания ниже низшего предела, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК, предпочтение нужно отдавать ст. 60 УК, в соответствии с которой наказание более мягкое, чем предусмотрено санкцией статьи, можно назначить только по основаниям, определяемым ст.
60 УК, в соответствии с которой наказание более мягкое, чем предусмотрено санкцией статьи, можно назначить только по основаниям, определяемым ст.

64 УК. Приоритет ст. 60 УК базируется на принципах законности (ст. 3 УК) и справедливости (ст. 6 УК).

Преимущество нормы, закрепленной в ст. 60 УК, в приведенном случае, очевидно, реализуется в том, что нужно назначить наказание, равное его минимальному сроку или размеру, установленному санкцией статьи. Например, за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст.

277 УК, минимальный срок лишения свободы определен в 12 лет) с применением ч.

2 ст. 66 УК наказание не должно превышать 10 лет лишения свободы.

Однако лишение свободы следует назначить на срок 12 лет. Когда применение ч. 2 ст. 66 УК приводит к назначению наказания абсолютно определенного, то есть равного минимальному сроку наказания, определенному соответствующей статьей Особенной части УК, приоритет остается за ст. 66 УК. Назначить наказание в данном случае следует по правилу, указанному в ст.

66 УК, и не принимать во внимание общие начала, такие как характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного и т.д.

(ст. 60 УК). Для подтверждения вышеизложенных умозаключений необходимо сравнить нормы, закрепленные в ч.

1 и ч. 2 ст. 60 УК, после чего провести анализ норм, закрепленных в ч. 2 ст. 66 и чч. 1 и 2 ст. 60 УК.

Так как в ч. 1 ст. 60 УК закреплена общая норма, а в ч. 2 ст. 60 УК — специальная, то приоритет остается за последней, применяться должна норма, закрепленная в ч.

2 ст. 60 УК. При конкуренции норм, предусмотренных в ч. 1 ст. 60 УК и ч. 2 ст. 66 УК, приоритет остается за последней, так как она является специальной. Нормы, предусмотренные в ч. 2 ст.

60 УК, в данном случае не действуют, оснований для применения ст. 64 УК не имеется. При конкуренции норм, предусмотренных ч. 2 ст. 60 УК и ч. 2 ст. 66 УК, приоритет остается за первой.

Это объясняется тем, что в данном случае в конкуренцию вступают две специальные нормы, поэтому приоритет будет оставаться за нормой, предусматривающей более мягкие правила назначения наказания (в ч. 2 ст. 60 УК установлено, что основания для назначения менее строгого наказания, чем предусмотрено соответствующей статьей УК за совершенное преступление, определяются ст. 64 УК). Желательно устранить отмеченные противоречия.

Сначала изменить нужно ст. 60 УК так, чтобы она предусматривала возможность назначения наказания ниже низшего предела не только на основании ст. 64 УК, но и ч. 1 ст. 62, ч. 1 ст. 65, ч. 2 и ч. 3 ст. 66 УК, ч.

2 ст. 68 УК. При этом нужно изменить еще санкции ряда статей Особенной части УК во избежание вероятности назначения абсолютно определенного наказания. Положениями, закрепленными в ч.

2-4 ст. 66 УК, законодатель по существу урегулировал учет степени осуществления преступления. Правда, сделано это не до конца, так как в законе предусмотрен только минимальный размер влияния на наказание: соответственно приготовления к преступлению и покушения на преступление.

Однако следует обратить внимание на тот факт, что в теории уголовного права покушение на преступление принято классифицировать как оконченное и неоконченное.

Оконченное покушение имеет место, когда виновный сделал все, что считал необходимым, для доведения преступления до конца, однако по не зависящим от его воли обстоятельствам до конца преступление доведено не было. Например, виновный стреляет в потерпевшего с целью лишения жизни, но не попадает в жертву.

При неоконченном покушении виновный не сделал всего того, что считал необходимым для доведения преступления до конца. Например, вор был задержан в момент проникновения в квартиру, и т.д. Разграничение видов покушения имеет важное значение для индивидуализации наказания и для применения нормы о добровольном отказе.

Разграничение видов покушения имеет важное значение для индивидуализации наказания и для применения нормы о добровольном отказе.

В связи с изложенным (очевидно, что степень реализации преступного умысла в оконченном покушении больше), назначение наказания при оконченном и неоконченном покушении желательно разграничить. Но в данном случае сначала необходимо внести изменения в ст.

30 УК, где законодательно разделить оконченное и неоконченное покушение. Второй этап изменений будет связан с положениями нормы, закрепленной в ч.

3 ст. 66 УК. Вероятнее всего, «порог», высчитываемый от максимально строгого вида наказания санкции статьи Особенной части УК для неоконченного покушения следует определить в две трети, а для оконченного — в три четверти (в настоящий момент для двух видов покушения «указанный порог» составляет три четверти). Правила, предусмотренные в ст.

66 УК, применяются в отношении конкретного случая приготовления к единичному преступлению либо покушения на него, а поэтому они не могут учитываться при назначении наказания по совокупности преступлений.

Норма об общих началах назначения наказания (ст.

60 УК) и нормы об особых правилах назначения наказания (к которым относится и ст. 66 УК) находятся в конкуренции общей и специальных норм. Суть этого ви- да конкуренции норм состоит в том, что специальная норма содержит все существенные признаки общей, в том числе и признак о назначении наказания в пределах соответствующей статьи Особенной части УК.

Суть этого ви- да конкуренции норм состоит в том, что специальная норма содержит все существенные признаки общей, в том числе и признак о назначении наказания в пределах соответствующей статьи Особенной части УК. Последний признак конкретизируется специальной нормой указанием на назначение наказания не свыше или ниже определенной части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . При этом законодательную формулировку

«наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК»

, желательно понимать в общепринятом значении: с учетом минимального предела наказания, определенного санкцией статьи Особенной части УК, а при отсутствии такого предела — на основании минимума, предусмотренного для данного вида наказания соответствующей нормой Общей части УК. Однако пример с наказанием за приготовление к посягательствам (ст.

277 УК) говорит о том, что назначенное наказание (10 лет) оказывается ниже минимального предела, предусмотренного санкцией статьи Особенной части УК (12 лет). Основываясь на вышеизложенном, можно сделать вывод о том, что нормы, определенные в ч. 2 ст. 66 и ст. 60 УК, находятся в конкуренции противоречащих норм, устранить которую можно путем внесения соответствующих изменений в закон.

В практике и теории неоднозначно решался вопрос о назначении наказания в случаях одновременного наличия оснований для обязательного его смягчения, предусмотренных ст. 62 и 66 УК. Пленум Верховного Суда РФ определенно занял позицию разрешения таких ситуаций по правилам не конкуренции, а сочетания уголовно-правовых норм. Так, согласно ч. 2 и ч. 3 ст.

66 УК срок и размер наказания за приготовление к преступлению не могут превышать половины, а за покушение на преступление — трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК за оконченное преступление.

Фактически в ст. 66 УК законодатель установил максимальные сроки и размеры наказаний, которые могут быть назначены виновным за неоконченную преступную деятельность.

С учетом этого, при наличии оснований, предусмотренных в ст. 62 УК, три четверти максимального срока или размера наказания следует исчислять: от одной второй — за приготовление к преступлению и от трех четвертей — за покушение на преступление. По мнению автора, следует обратить внимание, что идея поэтапного применения особых правил назначения наказания, изложенная в Поста- новлении Пленума Верховного Суда РФ, основана на расширительном толковании уголовного закона и далеко не бесспорна.

Так, в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. имеется указание на применение правила, закрепленного в ст. 62 УК, исходя из максимального наказания, предусмотренного за неоконченное преступление1.

По мнению автора, данное положение противоречит закону.

Указанное противоречие основано на том факте, что в ст.

62 УК установлено, что назначаемое наказание не может превышать три четверти максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК. В ст. 62 УК не сказано, что срок наказания определяется не только с учетом санкции статьи Особенной части УК, но и с применением правила о назначении наказании за неоконченное преступление. В статьях об особых правилах назначения наказания (ст.

62, 65, 66, 68 УК) и в ст. 60 УК, устанавливающей общие правила назначения наказания, не говорится о возможности поэтапного применения норм.

Поэтому, по мнению автора, следует согласиться с предложениями, выдвинутыми Л.В.

Иногамовой-Хегай о том, что

«нормы об этих особых правилах находятся между собой в конкуренции специальных норм»

2. При конкуренции норм со смягчающими положениями приоритет должен принадлежать норме с более мягким признаком, при конкуренции норм с отягчающими и смягчающими положениями приоритет следует отдавать норме со смягчающими обстоятельствами.

Если придерживаться такой позиции, то в конкуренции специальных норм о назначении наказания при наличии смягчающих обстоятельств (ст.

62 УК) и за приготовление (ч.

2 ст. 66 УК) приоритетной является последняя, поскольку ею предусматривается назначение более мягкого наказания — не свыше половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК.

При конкуренции норм о назначении наказания при смягчающих обстоятельствах (ст. 62 УК) и за покушение (ч. 3 ст. 66 УК) определить приоритетную норму сложнее, так как максимальный срок наказания, который может быть назначен при применении любой из конкурирующих норм, одинаковый: он не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

То есть, сравнивая пределы 1 См.: БВС РФ.

2007. № 1. С. 17. 2 Иногамова-Хегай Л.В.

Указ. соч. С. 198. назначаемого наказания, установить более мягкую норму не представляется возможным.

При покушении на преступление оно не доводится до конца по причинам, не зависящим от воли виновного, то есть налицо асоциальная линия поведения виновного. Поведение виновного, стремящегося после совершения преступления помочь раскрытию преступления, устранить вредные последствия совершенного деяния (что согласно ч.

1 ст. 61 УК относится к смягчающим обстоятельствам), можно расценивать как социально-положительное.

Таким образом, сравнительный анализ мотивов и устремлений виновного свидетельствует, что социально полезной является деятельность лица, связанная с назначением наказания при смягчающих обстоятельствах (ст. 62 УК). Отсюда можно сделать вывод, что эту норму нужно считать более мягкой, а значит, она будет приоритетной конкурирующей нормой, которой и можно отдать предпочтение при конкуренции норм, предусмотренных ст.

62 и ч. 3 ст. 66 УК. На основании вышеизложенного возможно внести предложение о совершенствовании норм, предусмотренных в ст.

66 УК, с учетом тезисов, изложенных в настоящей статье.

Маликов С.В., аспирант Московской государственной юридической академии ИСЧИСЛЕНИЕ СРОКА ДАВНОСТИ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В российском уголовном праве под давностью понимается истечение определенных сроков, исключающих привлечение лица к уголовной ответс-твенности1.

Без точного определения пределов давностного срока невозможно принять правильное решение об освобождении лица от уголовной ответственности. Согласно ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки: а) два года после совершения преступления небольшой тяжести; б) шесть лет после совершения преступления средней тяжести; 1 Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И.

Рарога, А.И. Чучаева. М., 2008. С. 446.

Стадии


Незавершенное злодеяние имеет следующие стадии: приготовление и покушение. Приготовление — это изыскание, приготовление, изготовление орудий или средств для совершения правонарушения.

Подыскивание соучастников, сговор с ними, выбор места, времени, продумывание плана. Изыскание предполагает покупку, аренду или добычу незаконным путем орудий преступления. Изготовление — это создание новых или переделка старых орудий (изготовление обреза, отмычки, печатание фальшивых документов и т.
Изготовление — это создание новых или переделка старых орудий (изготовление обреза, отмычки, печатание фальшивых документов и т.

д.). Также преступник должен предпринимать другие действия, которые делают возможным совершение правонарушения: изучение режима дня жертвы, карты местности, подготовление условий для скрытия улик, подготовка алиби, покупка соответствующей одежды. Покушение — это осознанные действия человека, которые должны привести к осуществлению преступного замысла, но были прерваны против воли злоумышленника. То есть, на стадии приготовления злодеятель создает условия для преступления, а на стадии покушения уже приступает к реализации замысла.

Покушение также может быть завершенным и незавершенным.

При незавершенном человек не смог в силу внешних обстоятельств осуществить преступный замысел, поэтому не достиг поставленной цели. Злоумышленник осознает, что не завершил всего, что задумал.

Завершенное покушение — это выполнение всех запланированных действий, но не достижение результата по независящим от преступника причинам.

Покушение совершается на неверный объект или при помощи неверных средств. Неверным объектом является, например, неправильный выбор жертвы, ограбление кассы, в которой нет денег и т. д. Покушение при помощи неверных средств — это использование орудий или методов, с помощью которых не удается достичь поставленной цели.

Например, незаряженный пистолет, неисправный автомобиль.

к содержанию ↑

Комментарии к ст. 66 УК РФ

1. При назначении наказания за неоконченное преступление суд обязан учитывать обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца. 2. Срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины (ч.

2 ст. 66), а за покушение на преступление — трех четвертей (ч. 3 ст. 66) максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК за оконченное преступление.

Так, за приготовление к изнасилованию малолетней (п. «в» ч. 3 ст. 131 УК) наказание не может превышать семи с половиной лет, а за покушение на это преступление — 10 лет лишения свободы (при санкции до 15 лет лишения свободы за оконченное преступление).

3. Если назначенное по правилам, предусмотренным ч.

ч. 2 и 3 комментируемой статьи, наказание является менее строгим, чем нижний предел санкции соответствующей статьи Особенной части УК, то ссылки на ст. 64 УК не требуется (например, за приготовление к преступлению, предусмотренному ч. 3 ст. 162 УК, может быть назначено наказание не более шести лет лишения свободы, а минимальный размер наказания за указанное оконченное преступление — семь лет лишения свободы) (п.

15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 N 2).

4. Назначая наказание за неоконченное преступление при наличии оснований, предусмотренных ст. 62 УК, суд должен исчислять три четверти максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за оконченное преступление, т.е. три четверти от половины — за приготовление к преступлению и три четверти от трех четвертей — за покушение на преступление (п.

15 названного Постановления). 5. Назначая наказание за неоконченное преступление при наличии рецидива преступлений, суд должен исходить из максимального срока наказания, который может быть назначен с учетом требований ст. 66 УК (п. 15 указанного Постановления).

6. Назначая наказание за приготовление к преступлению или за покушение на совершение преступления при вердикте присяжных заседателей о снисхождении, суд должен исчислять две трети от максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного именно за неоконченное преступление, т.е. две трети от одной второй — за приготовление и две трети от трех четвертей — за покушение (п.

14 названного Постановления).

7. Смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготовление к преступлению и покушение на преступление не назначаются (ч. 4 ст. 66 УК).

Пример из практики

Между гражданскими супругами возникли неприязненные отношения. Мужчина задумал причинить вред своей сожительнице.

Для этого первым был найден исполнитель, которому выплачена определенная сумма в качестве вознаграждения. Таки образом, оба мужчины вступили в предварительный сговор. Далее следовал подготовительный этап.Но мужчина, который должен был завершить начатое, осознав всю тяжесть преступления, обратился в правоохранительные органы.

Сотрудниками был разработан план мероприятий, и сожителю женщины предоставлены фотографии жертвы, подтверждающие завершение преступления.

Убедившись в том, что заказ выполнен, мужчина выплачивает оставшуюся сумму и задерживается органами в момент передачи денег. Здесь налицо неоконченное преступление по независящим от него самого обстоятельств, и заказчик был привлечен к ответственности.Для того чтобы разобраться в понятии неоконченного преступления, предлагаю посмотреть ролик:

Разница между неоконченным преступлением и добровольным отказом

Под добровольным отказом подразумевается факт прекращения выполнения лицом подготовки к совершению противоправного деяния. То есть, принятие такого решения возможно только до момента окончания преступления.По нормам уголовного законодательства, отказ от воплощения преступных намерений в жизнь должен быть добровольным и окончательным.

В этом и заключается основное отличие такого варианта прекращения преступных действий, от неоконченного преступления.То есть, в случае с добровольным отказом, преступник намеренно отказывается от осуществления противоправных действий, хотя у него есть все возможности для его совершения.В ситуации с неоконченным преступлением, виновный всеми силами старался добиться наступления негативных последствий, но, по независящим от него причинам, не смог достичь желаемого.

Практика применения статьи 66 по неоконченным преступлениям

Практика применения норм законодательства часто бывает неоднозначной и при реализации того или иного положения закона возникают проблемы и коллизии. Можно выделить две группы проблем:

  • Проблемы применения санкции.
  • Проблемы, связанные с содержанием нормы закона.

Что касается первой группы, распространена проблема того, что суды иногда снижают размер наказания за покушение, учитывая то, что преступление было неоконченным, однако, не применяют статью 66 УК, как это положено.

Такая ситуация приводит к тому, что срок или размер наказания в итоге может оказаться выше допустимого. В пример можно привести дело, в котором гражданину А. суд назначил наказание по статье 161 Уголовного кодекса.

В докладе судья указал на санкцию без учёта положения статьи 66.

Поскольку преступление не было окончено, суд снизил размер наказания, однако, он оказался выходящим за рамки, установленные статьёй 66 УК. Верховный Суд России отменил такое решение и указал на ошибку нижестоящего суда. Что касается второй группы проблем, Уголовный кодекс не регламентирует перечень обстоятельств, по которым преступный замысел не был полностью реализован, что тоже вызывает проблемы правоприменения.

Так, на практике иногда сложно выяснить, какие именно причины привели к незавершённости преступного деяния.

Разумеется, заинтересованная сторона будет стремиться истолковать те или иные события в свою пользу, намеренно искажая картину случившегося. Существует ещё одна проблема. Так, например, за угон воздушного судна, совершённый с использованием оружия, ч.

2 ст. 211 УК предусмотрено лишение свободы сроком от 7 до 12 лет. Учитывая положения части 2 ст. 66 УК РФ, при приготовлении к такому преступлению и при отсутствии смягчающих обстоятельств максимальное наказание будет составлять 6 лет лишения свободы.

При этом ч. 2 ст. 211 устанавливает за оконченное преступление минимальный срок 7 лет.

Юристам часто задают вопрос о том, является ли такое наказание справедливым. Ведь за приготовление срок оказывается почти равным совершенному деянию, пусть и при учёте смягчающих обстоятельств. На практике суды чаще всего назначают наказания именно таким образом.

К сожалению, правовые основания для отмены такого приговора отсутствуют. Определённо, наказание за приготовление должно более значительно отличаться от наказания за преступление в полном его смысле, так как разница по уровню общественной опасности достаточно велика. Итак, можно подвести итог. При неоконченном преступном деянии лицу назначаются сокращённые сроки и размеры наказания, чем в случаях доведения криминального умысла до конца.

В случае совершения таких действий, как покушение или приготовление, это обусловлено, во-первых, отсутствием или незначительностью негативных последствий, а во-вторых, пониженной общественной опасностью.

(Пока оценок нет)

Загрузка. Понравилась статья? Поделиться с друзьями: Борьба с преступными деяниями лиц младше 18 лет является значимой стороной процесса противостояния криминалу.

«С какого возраста наступает уголовная ответственность?»

такой вопрос можно часто встретить на всевозможных форумах, Освобождение несовершеннолетних от наказания за уголовные проступки, представляет один из вариантов гуманизма государства к Виды наказаний, назначаемых несовершеннолетним, разительно отличаются от спектра методов воздействия на совершеннолетнего человека.

Такая Поиск: Москва и область: Санкт-Петербург и область: © 2020 Все об уголовном праве, описание статей уголовного кодекса

Классификация преступлений и неоконченное преступление Текст научной статьи по специальности «Право»

УДК 343.2/.7 © О. А. Михаль, Ю. А. Власов, 2012 Классификация преступлений и неоконченное преступление О. А. Михаль, Ю. А. Власов * Статья посвящена анализу сущности неоконченного преступления и его влияния на классификацию преступлений.

Незавершенность преступления не может влиять на характер общественной опасности и, соответственно, на изменение категории преступления. Отсутствие последствий в материальных составах преступлений показывает лишь изменение степени общественной опасности.

Ключевые слова: характер и степень общественной опасности, неоконченное преступление, классификация преступлений. В теории уголовного права считается общепризнанным, что основой содержания общественной опасности являются ее характер и степень .

Совокупность этих признаков лежит в основе такого нового уголовно-правового понятия, как категория преступления (ст . 15 УК РФ) . Отнесение конкретного преступления к одной из категорий вызывает определенные последствия при его юридической оценке .

Данный критерий позволяет правоприменителю отделять одну группу преступлений от другой по признаку различия объема их общественной опасности . В соответствии с этим каждой категории преступлений присущи два признака: материальный — характер и степень общественной опасности, и формальный — типовая санкция В юридической литературе нет единого понимания содержания признаков общественной опасности Одни авторы определяют характер общественной опасности через правовое отражение меры опасности в зависимости от вида посягательства 1 . Другие видят характер общественной опасности в отнесении преступного деяния к той или иной главе Уголовного кодекса 2 или применительно к группе преступлений того или иного вида — общественная опасность государственных преступлений, хищений, убийств и т п Степень ценности объекта определяет степень общественной опасности посягательства .

Чем ценнее объект, тем более опасным, при прочих равных условиях, является преступное посягательство на него3 . Некоторые ученые рассматривают общественную опасность с двух разных позиций . Одни делают акцент лишь на степени общественной опасности 4, другие (и их большинство) рассматривают характер и степень общественной опасности во взаимосвязи 5 .

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. № 20 «О некоторых вопросах су- Постоянные авторы нашего журнала . * дебной практики назначения и исполнения уголовного наказания» 6 предлагается при учете характера и степени общественной опасности преступления исходить из того, что характер общественной опасности преступления устанавливается в соответствии с законом, с учетом объекта посягательства и формы вины .

Рекомендуем прочесть:  Безвозмездные сделки наследство

А степень общественной опасности преступления определяется конкретными обстоятельствами содеянного, в частности размером вреда и тяжести наступивших последствий, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, ролью подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, наличием в содеянном обстоятельств, влекущих более строгое наказание в соответствии с санкциями статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации. Вместе с тем в указанном постановлении Пленума имеется ошибка, так как помимо названных признаков к характеру общественной опасности были отнесены также категории преступлений Последний признак не может быть критерием общественной опасности, в соответствии с ч . 1 ст. 15 УК РФ, сами категории устанавливаются в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния .

Здесь возник замкнутый круг, в дефиниции не должен применяться дефинируемый термин, иначе неизбежна порицаемая логикой операция определения «idem per idem» 7.

Это обстоятельство свидетельствует о том, что практика недостаточно четко трактует содержание признака общественной опасности преступления Такое различие в толковании сущности данной категории, неправильное понимание содержательных признаков характера и степени общественной опасности зачастую приводят к ошибочным выводам, затрагивающим классификацию преступлений, что в итоге влияет на юридическую оценку деяния Так, П Коробов считает, что уровень общественной опасности преступлений отражается в санкциях статей Особенной части УК РФ, которые предусматривают наказание за оконченные преступления Любое неоконченное деяние менее опасно, чем соответствующее ему оконченное, и санкции за приготовление и за покушение на преступление назначаются менее строгие . В частях 2 и 3 ст. 66 УК РФ установлено, что срок или размер наказания за приготовление к преступлению не могут превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного статьей Особенной части Кодекса, за оконченное преступление, а за покушение на преступление — трех четвертей этих же величин .

Поэтому такой фактор, как незавершенность деяния, по мнению автора, влияет на характер и степень общественной опасности, что должно влечь за собой изменение их классификационной принадлежности 8 . Неверность данной концепции заключается в том, что обстоятельством, определяющим характер общественной опасности, автор называет начальную стадию совершения преступления.

Вместе с тем в УК РФ ряд преступлений имеет в своей конструкции как формальный, так и материальный состав .

Например, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ) фактически может содержать в себе и покушение на убийство, и оконченное преступление Тем не менее юридически деяние имеет оконченный состав с момента покушения, независимо от наступления последствий В данной норме законодатель, по сути, уравнивает формальный и материальный состав, независимо от наступления или отсутствия последствий.

Поэтому связывать характер общественной опасности с незавершенностью преступления в принципе неверно Преступное последствие весьма значимо в юридической оценке деяния, но оно влияет лишь на степень общественной опасности.

И только в некоторых случаях наступившие последствия отражают такую степень общественной опасности, которая влияет на изменение характера общественной опасности преступления В этом случае количественная категория «степень общественной опасности», выходя за рамки своих пределов, приобретает качественный признак «характер общественной опасности», изменяя при этом категорию преступления . Здесь следует исходить из того, что, несмотря на то что общественная опасность деяния является первичной по отношению к противоправности и наказуемости, вне уголовного закона она не имеет юридического значения . Ее признаки, характер и степень, отражаются в законодательных рамках УК РФ Выход степени общественной опасности за пределы установленных параметров влечет за собой возникновение нового качественного признака — характера общественной опасности.

Например, кража, совершенная с причинением значительного ущерба гражданину, предусмотренная п «в» ч . 2 ст. 158 УК РФ, изменяет категорию преступления с небольшой тяжести, приведенной в основном составе, на преступление средней тяжести, санкция в виде лишения свободы повышается с двух до пяти лет В данном случае количественный признак, отражающий степень общественной опасности через понятие «значительный ущерб», перевел деяние в другое качественное состояние, которое указывает на более тяжкий характер общественной опасности преступления .

Это обстоятельство служит основанием для изменения классификации преступления и перевода его в более тяжкую категорию. При этом факт недоведения кражи до окончания не влечет изменения классификационной принадлежности преступления в сторону понижения . Однозначное признание за последствием качественного содержания и влияния его на характер общественной опасности неминуемо приведет к объективному вменению, с отрицанием фундаментальной основы уголовного права — принципа субъективного вменения Ненаступившие последствия всегда «перевесят» форму вины и фактически «сформируют» менее тяжкую категорию преступления, так как умысел лица учитываться не будет Не случайно, действия, направленные на совершение тяжкого преступления, не могут относиться к категории преступления средней тяжести только потому, что с применением правил ст.

66 УК РФ максимально возможное наказание за данное преступление будет меньше либо равняться пяти годам лишения свободы Эта позиция нашла отражение в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2006 г. № 60

«О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел»

9 и от 11 января 2007 г. № 2

«О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»

10 (п .

11) . И в статье 15 УК РФ законодатель вполне обоснованно разделил деяния на категории в зависимости от характера и степени общественной опасности, не связывая их со стадией совершения преступления Поэтому в норме нет и не может быть указания на то, что правило определения классификационной принадлежности деяний по признакам характера и степени общественной опасности действует только в отношении оконченных преступлений Оно подразумевается априори Следовательно, данный критерий отнесения преступления к определенной категории полностью применим и к неоконченным преступлениям с материальным составом, а также с формальным и усеченным Кроме признака общественной опасности, критерием классификации преступлений служит типовая санкция В соответствии с законом, основанием отнесения деяния к одной из четырех групп преступлений (чч . 2-5 ст. 15 УК РФ) выступает максимальное наказание, установленное за оконченные преступления Однако не следует делать из этого ошибочный вывод о том, что категории преступлений определяются прежде всего санкциями, а не характером и степенью общественной опасности.

Это в принципе неверно, иначе получится, что только санкция (в том числе назначенное судом наказание) определяет категорию преступления, а не преступление — наказание, что фактически закрепляет формальное определение преступления только через противоправность, без указания материального признака деяния — общественной опасности В таком определении общественная опасность деяния подменяется признаком его наказуемости и «выводится» из нее Это в корне неправильно, поскольку общественная опасность — явление объективное, оно существует вне нашего сознания, и наказание (в том числе и назначаемое судом) должно обусловливаться категорией преступления, а не категория преступления — наказанием Иное противоречит положению нормы закона (ч.

1 ст. 14 УК РФ), где в определении понятия преступления отражена вторичность наказуемости относительно общественной опасности, — именно общественная опасность поведения порождает деяние, а не его наказуемость порождает общественную опасность Поэтому общественную опасность называют материальным признаком преступления, а наказание — формальным В связи с изложенным не вызывает сомнений законодательное положение о том, что если лицо совершило несколько неоконченных преступлений, то за каждое из них назначается наказание в соответствии со ст 66 УК РФ Окончательное наказание при этом не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, которое может быть назначено по указанным правилам за наиболее тяжкое из совершенных неоконченных преступлений 11 Судебная практика свидетельствует об одинаковом подходе суда к назначению наказания как за оконченные, так и за неоконченные преступления Из этого П . Коробов делает неправильный вывод о том, что суд обоснованно исходит из того, что санкции за приготовление к преступлению и за покушение на него столь же самостоятельны, сколь и санкции за оконченные преступления, а это свидетельствует о более низкой общественной опасности неоконченных преступлений На этом основании автор делает вывод о возможности изменения категории преступления вследствие их незавершенности 12 .

Следует отметить, что законодатель, с позиции общественной опасности, вообще не делает принципиального различия между приготовлением к преступлению и покушением на него, различая их наказуемость лишь в силу ненаступления возможных последствий Равно он не делает различий при оценке классификационной принадлежности деяний, совершенных, например, несовершеннолетними .

Хотя, в соответствии с ч 6 ст 88 УК РФ, к несовершеннолетним осужденным, совершившим особо тяжкие преступления, наказание в виде лишения свободы назначается на срок не свыше десяти лет И если в санкции ч 1 ст.

105 УК РФ за убийство предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от шести до пятнадцати лет, то применительно к несовершеннолетним санкция будет в виде лишения свободы на срок от трех до десяти лет. Поэтому в ч .6 ст. 88 УК РФ законодатель называет такое деяние особо тяжким преступлением Не меняет этого вывода и возможность сокращения низшего предела наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части в виде лише- ния свободы, вдвое в отношении несовершеннолетнего осужденного, за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления (ч 61 ст 88 УК РФ) Сохранение классификационной принадлежности преступления, несмотря на обязательное, предусмотренное законом снижение наказания, позволяет утверждать, что в этом случае не изменяется и характер общественной опасности деяния Не меняет характера общественной опасности преступления и то обстоятельство, что в законе отсутствует уголовная ответственность за приготовление к преступлениям небольшой и средней тяжести На первый взгляд, такая незавершенность деяния влияет на характер и степень общественной опасности в сторону ее уменьшения или полного исчезновения В действительности это обстоятельство не указывает на отсутствие признака общественной опасности в таких действиях Сама деятельность по приготовлению к преступлениям небольшой и средней тяжести, по своей сути, также вредна для общественных отношений, как и приготовление к тяжким и особо тяжким преступлениям Однако, в силу ч 2 ст 14 УК РФ, законодатель признает такие действия малозначительными, не является преступлением действие (бездействие), даже формально содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, однако, в силу малозначительности, не представляющее общественной опасности Это связано, прежде всего, с реализацией в законе принципа экономии мер уголовно-правовой репрессии, тем более что границы уголовной ответственности достаточно подвижны Это отражается в законодательном перемещении некоторых видов преступлений из одной категории в другую, что обусловлено изменением вектора уголовной политики то в сторону усиления уголовной ответственности, то в направлении либерализации и гуманизации уголовного закона. Данное положение свидетельствует больше об определенной субъективности законодателя при признании того или иного деяния общественно опасным и отнесении его то к одному, то к другому классу преступлений, нежели об объективных условиях, влияющих на изменение характера и степени общественной опасности конкретных преступных посягательств .

Это относится и к ненаказуемости приготовительных действий к преступлениям небольшой и средней тяжести Такой подход закреплен законодателем только в УК РФ 1996 г.

и ранее в уголовных законах не использовался . Вместе с тем в настоящее время суд получил возможность изменять категорию преступления на менее тяжкую (при наличии смягчающих и отсутствии отягчающих обстоятельств), но не более чем на одну категорию преступления, в зависимости от фактически назначенного судом наказания (ч 6 ст.

15 УК РФ) 13 . Таким образом, в уголовном законе в какой-то части реализованы предложения П Коробова На наш взгляд, сделано это ошибочно Здесь следует согласиться с Н Крыловой в том, что указанная законодательная новелла в ст. 15 УК РФ неизбежно повлечет проблемы судебной практики в юридической оценке деяния В частности, суд, назначая наказание за приготовление к тяжкому преступлению, не может его определить в размере, превышающем половину от максимального, предусмотренного в санкции статьи Особенной части УК РФ за соответствующее преступление, т е превышающее пять лет лишения свободы Далее, суд вправе изменить категорию преступления с тяжкого на средней тяжести, поскольку назначенное им наказание не превышает указанного предела в пять лет Однако признание совершенного обвиняемым деяния (и уже признанного виновным лица) преступлением средней тяжести будет означать необходимость оправдания данного лица, так как, согласно ч 2 ст 30 УК РФ, уголовная ответственность наступает за приготовление к тяжкому и особо тяжкому преступлениям Суд должен будет прекратить уголовное дело за отсутствием состава преступления Это не согласуется с им же самим вынесенным решением о признании лица виновным и назначении наказания в виде лишения свободы сроком до пяти лет 14 . На основании изложенного можно сделать следующий вывод Основным признаком характера и степени общественной опасности преступления являются качественные и количественные, объективно существующие изменения в общественных отношениях, выражающиеся в осуществлении преступного посягательства в целом на объект уголовно-правовой охраны Характер общественной опасности — это качественное отражение преступления, а степень — количественная категория Данные признаки общественной опасности служат критерием классификации преступлений При этом незавершенность преступления, по обстоятельствам, независящим от воли виновного (приготовление или покушение на преступление), влияет лишь на степень общественной опасности и не может изменять классификационную принадлежность деяния 1 Демидов Ю.

А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве .

М . ,1975. С. 123 . iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . 2 Карпец И.

И. Социальные, правовые и криминологические проблемы . М . , 1973. С . 253. 3 Бушуев И. А. Исправительные работы . М .

, 1968. С. 77. 4 Демидов Ю. А. Указ . соч. С. 73 . 5 См. подробнее: Марцев А. И. Диалектика и вопросы теории уголовного права .

Красноярск, 1990. С. 33 . 6 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2010 . № 1 . С. 3 . 7 Кругликов Л. Л. Вопросы назначения наказания в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 года // Уголовная политика и уголовное законодательство: проблемы теории и практики 27-28 мая 2008 г.: сб .

мат-лов конф. СПб. , 2008. С.

105 . 8 Коробов П. Определение классификационной принадлежности неоконченного преступления // Уголовное право . 2009 №6 С 21-22 9 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.

2007 № 2 С 3 10 Там же . № 4.

С . 7-15 . 11 О практике назначения судами уголовного наказания : постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 г.

№ 2 (п . 30) // Там же . С. 9 .

12 Коробов П. Указ . соч. С 23 .

13 Рос. газета . 2011. 9 дек.