Главная - Интернет и право - Наказание за криминальные аборты

Наказание за криминальные аборты


Почему депутаты ГД провоцируют криминальные аборты


16:31, 08.11.2010 / / Читайте также Государственная дума решила внести поправки в «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан» и в Уголовный кодекс и изменить наказание за незаконный (криминальный) аборт. Что такое криминальный аборт, почему и как с ним следует бороться, «Доктор Питер» попытался разобраться с помощью доктора медицинских наук, главного врача центра репродуктивного здоровья подростков «Ювента» Павла КРОТИНА.

— Павел Наумович, сколько криминальных абортов проводится в Петербурге? — За последние 17 лет в городе среди девочек в возрасте до 18 лет не было ни одного криминального аборта. Среди взрослых – точных данных у меня нет, но если это и происходит, то в единичных случаях.

Платная медицина в этом смысле сделала большое дело – именно она в начале 1990-х избавила нас от криминальных абортов. Но бороться с ними, безусловно, важно: медицинская статистика говорит о том, что по России их делается очень много.

— А откуда сведения о том, что у нас нет проблемы с криминальными абортами? — Они ведь, как правило, заканчиваются плачевно – женщины попадают по «скорой» в стационар чаще всего с тяжелым сепсисом, приводящим к удалению матки. И каждый такой случай фиксируется медицинской статистикой.

— Что такое вообще «криминальный аборт»? И почему, например, инициатор поправок в законодательство депутат ГД Татьяна Яковлева утверждает, что

«на подпольные операции прерывания беременности идут в основном подростки»

? — Сейчас по закону криминальным считается аборт, проведенный вне стен медицинского учреждения, человеком, не имеющим медицинского образования.

А Яковлева, говоря о подростках, имела в виду, вероятно, статистику в мире и в России. По данным Роскомстата 92,5% беременностей у 14-летних и 55,5 % — у 15-19-летних в России завершаются абортом. Доля подростков среди всех женщин, сделавших аборты, составляет 10,2%, среди решившихся на криминальное прерывание беременности – 12,3%.

— Почему в Петербурге их нет?

— Востребованность криминального аборта появляется в условиях недоступности медицинской помощи и недостатка информации, а в этом плане в Петербурге сделано очень много. Зачем нашим девушкам искать какие-то окольные пути, если есть возможность получить бесплатно медицинскую помощь? При этом их не осудят, постараются понять, помогут задуматься о последствиях и отправят на курс психологической реабилитации после аборта, они получат все необходимые знания о контрацепции и средства для нее () тоже бесплатно.

При этом их не осудят, постараются понять, помогут задуматься о последствиях и отправят на курс психологической реабилитации после аборта, они получат все необходимые знания о контрацепции и средства для нее () тоже бесплатно.

— То есть вы считаете, что главные способы борьбы с криминальным абортом это доступность медицинской помощи и информированность? А что предлагают депутаты ГД?

— Главное в борьбе с любыми абортами, как законными, так и криминальными – это контрацепция.

Она должна быть максимально доступной и массовой, и тогда абортов станет значительно меньше и они будут максимально безопасными. А в Думе сегодня звучат самые разные предложения — от запрета абортов вообще до прекращения их финансирования из фонда ОМС.

Предлагают ввести различные ограничения, например, разрешение мужа на аборт и даже запрет контрацепции. Один из депутатов, отстаивающих это предложение, имеет троих детей за 18 лет брака и утверждает, что не приемлет контрацепцию.

Но так и не смог ответить на мой вопрос: «Как вы живете, если контрацепцию не приемлете, аборты не делаете?

Не живете половой жизнью?». Любые запреты и ограничения приведут не к сокращению числа абортов, а как раз к тому, против чего все это затеяно, – к всплеску криминальных абортов. Наша страна это уже проходила в сталинские времена, когда смертность женщин от криминальных абортов была очень высокой, и именно поэтому запрет на них был отменен. — Какие изменения предлагаются в отношении несовершеннолетних?

Юные жители Петербурга, независимо от пола, в возрасте до 18 лет, а также старшего возраста — студенты высших и средних учебных заведений могут получить в «Ювенте» презервативы бесплатно после консультации в кабинете планирования семьи или у специалиста. — Например, необходимость разрешения на аборт от родителей для девочек от 15 до 18 лет.

Сейчас по закону девочка старше 15 лет имеет право самостоятельно принимать решение об аборте. Я не считаю, что это идеальный вариант, мы всегда рекомендуем привлечь в советники или союзники маму. Но, к сожалению, в таких случаях чаще именно мама становится инициатором аборта, мол, девочке рано рожать.

Если это предложение примут, появится почва если не для криминальных абортов, то для каких-то нечестных схем их проведения. До 1993 года аборты по решению самой девочки разрешались только от 18 лет, те, кому нет 18, могли обращаться к нам с письменным разрешением от мамы и папы. И у нас в то время было 200-300 абортов в год.

Когда в 1993 году вышел новый закон, и мы начали принимать с 15 лет без разрешения пап и мам, число абортов сразу выросло до 2000 в год. А где были эти 1700? Хорошо, если уходили в частные структуры, которые за деньги закрывали глаза на данные паспорта, а не в подпольные абортарии. — Во все времена были попытки избавиться от плода, так сказать, своими силами: выпить водки и залезть в ванну или шкаф поднять.

И родились они как раз в те времена, когда криминальные аборты в стране процветали, а легендарной больницы на Комсомола женщины боялись, как огня… По данным ВОЗ, от 6 до 46% зарегистрированных случаев материнской смертности обусловлены осложнениями всех типов аборта.

Причем ежегодно в мире из-за непрофессиональных абортов погибают более 70 тысяч женщин. Число абортов, сделанных не медицинскими работниками, составляет почти 20 миллионов в год.

Большая часть опасных вмешательств проводится в развивающихся странах. — В 1980-х годах просто катастрофой для гинекологов были попытки избавления от плода введением в матку водки с мылом – мы едва успевали женщин спасать, развивался некроз тканей.

В городской гинекологический септический центр, который находился в больнице Мечникова, каждый день поступали по 2-5 женщин с такими «доврачебными вмешательствами» и после криминальных абортов. Что мы только не вынимали из маток, даже алюминиевые вилки. Бывало, и не спасали, но матку приходилось удалять практически всегда.

Тогда делали криминальные аборты по нескольким причинам.

Во-первых, незамужней женщине делать аборт считалось позорным, ей вообще не полагалось жить половой жизнью. Во-вторых, разрешалось выполнять не больше двух абортов в год, если получалось больше, направление на аборт не давали, приходилось искать альтернативу.

В-третьих, на сроке больше 12 недель получить направление на аборт было сложно.

И было совершенно необъяснимое явление: женщины при муже и при детях на нормальном сроке шли не в клинику, а в подпольный абортарий. Был у нас даже инженер, который прокалывал пузырь и говорил: «Вызывайте «Скорую» и говорите, что отходят воды». Но в основном криминальные аборты делали врачи.

А сегодня им вовсе не нужно рисковать здоровьем пациенток и свободой, если аборт можно сделать в условиях приличной клиники и так же получить за это деньги. — Насколько часто приходится сталкиваться врачам с доврачебным вмешательством сегодня? — Удивительно, но эти советы «поднять шкаф», очень живучи, несмотря на свою в лучшем случае бесполезность, в худшем — непоправимый вред для здоровья.

Но ими пользуется старшее поколение, молодежи, к счастью, они не интересны.

Мы видим, что девочки все-таки заботятся о своем здоровье и стараются как можно раньше обратиться к врачу: если в прошлом году у нас треть абортов были медикаментозными, то в этом уже половина.

Да и абортов стало намного меньше. Когда мы начинали, почти 18 лет назад, у нас было 20 абортных коек, меньше 15 пациенток в день не поступало, а сейчас 2-3 аборта в день, из них как минимум один медикаментозный. Если в прошлом году мы сделали 570 абортов, то в этом, наверное, будет еще меньше: за полгода – около 200.

— Почему вы думаете, что если в «Ювенте» делают меньше абортов, значит, их действительно стало меньше. Есть же коммерческие клиники? — Юные все-таки идут в основном к нам.

В прошлом году в городе зарегистрировано 624 аборта у несовершеннолетних. Из них – 18 самопроизвольных, 570 – сделаны в «Ювенте», и всего чуть больше 30 человек прервали беременность не у нас. — Законодатели предлагают квалифицировать как криминальное прерывание беременности на поздних сроках без медицинских и социальных показаний.

В соответствии с законодательством РФ, аборт по требованию женщины может проводиться на сроке беременности, до 12 недель.

На более поздних сроках прерывание беременности возможно только по социальным и медицинским показаниям. Проведение аборта человеком, не имеющим медицинского образования, карается штрафом до 80 тысяч рублей, обязательными или исправительными работами. Если криминальный аборт повлек причинение тяжкого вреда здоровью или смерть, это преступление карается лишением свободы на срок до пяти лет.
Если криминальный аборт повлек причинение тяжкого вреда здоровью или смерть, это преступление карается лишением свободы на срок до пяти лет.

— В 2003 году законодатели сократили перечень социальных показаний для проведения аборта на поздних сроках (было до 28 недель, сейчас — до 22) до минимума. Если прежде женщина могла прервать беременность из-за отсутствия средств к существованию (безработная), жилья и так далее, то сегодня в этом перечне осталось всего 4 пункта: решение суда о лишении или об ограничении родительских прав; беременность в результате изнасилования; пребывание женщины в местах лишения свободы; наличие инвалидности I-II группы у мужа или смерть мужа во время беременности.

Что касается медицинских показаний, то они изначально были такими, что женщина должна быть как минимум инвалидом первой группы. Единственный пункт, по которому врачи могли проводить прерывание беременности на поздних сроках, — физиологическая незрелость.

И наши девочки до 18 лет считались физиологически незрелыми и проблем, как и криминальных абортов, не было – по этому показанию мы делали до 18 лет аборты по желанию до 22 недель. Но три года назад Минздрав признал девочек с 15 лет дееспособными, то есть по показанию «физиологическая незрелость» мы можем прервать беременность на сроке до 22 недель только тем, кому еще не исполнилось 15 лет.
Но три года назад Минздрав признал девочек с 15 лет дееспособными, то есть по показанию «физиологическая незрелость» мы можем прервать беременность на сроке до 22 недель только тем, кому еще не исполнилось 15 лет.

Парадокс: по мнению министерства здравоохранения девочка в 15 лет имеет право рожать и не имеет право прервать беременность без очень веских не то причин. А по мнению прокуратуры она не имеет права жить половой жизнью (сожительство с лицом, не достигшим 16 лет уголовно наказуемо). К счастью информированность молодежи стала намного выше, поэтому в Петербурге прерываний беременности на 22-й неделе беременности – не больше 30 случаев.

— Но почему у нас срок ограничен 12 неделями и вместо того, чтобы сделать аборт на 16 или даже 18 неделях, как в Швеции, надо ждать до 22? — Так установлено законодательством. Хотя, действительно, лучше сделать аборт на 13-15 неделях, если у врача хватает мастерства, чем ждать еще 4 недели и делать искусственные роды, еще более вредные для организма, чем аборт.

— И с сегодняшними правилами в большинстве частных клиник умеют выйти из положения. Что будет, если появятся дополнительные ограничения? — Вообще, то, что происходит сегодня, в определенных случаях действительно можно квалифицировать, как преступление.

Я не имею в виду ситуации, при которых женщина поздно обратилась к врачу по каким-то причинам, и умный врач вместо 13 написал в карточке 12 недель.

Речь идет о ситуациях, когда, скажем, у здорового плода 22-недельного плода на УЗИ вдруг обнаруживаются патологии, несовместимые с жизнью.

Или психиатр «рисует» диагноз «острое реактивное состояние» — попытка суицида. И с появлением новых ограничений это никуда не денется, наоборот, разрастется: кто хочет, , по которым можно организовать прерывание беременности на позднем сроке.

— Но даже сегодня в клиниках делать аборт небезопасно. Женщины умирают, как это произошло в Москве в клинике «Гемотест» и «Инвест-альянс»? — Это уголовные преступления.

Сегодня умереть от аборта, выполненного с соблюдением всех предосторожностей, невозможно. Скорее всего, клиника не была оборудована для проведения абортов. Да, никто не застрахован от осложнений.

Возможна перфорация матки – ее можно случайно проткнуть инструментом, но хирург должен это заметить и тут же зашить ее.

Да, может открыться тяжелое кровотечение – но мы живем уже в 21-м веке и в клинике должно быть все для его остановки.

Самые страшные осложнение от анестезии – остановка дыхания и анафилактический шок. И нужно иметь все для их предотвращения. А я недавно побывал в клинике, у которой даже анафилактического набора нет, а ведь анафилактическая реакция может быть на что угодно, даже на физраствор, учитывая, что наши пациентки сообщают о себе отнюдь не всю информацию.

Там нет даже дефибриллятора, если понадобится запускать сердце, что делать? Но это задача контролирующих органов – проверять подобные учреждения и лишать их лицензии на медицинскую деятельность.

— Все-таки обидно осознавать, что проблема криминальных абортов – проблема развивающихся стран Азии и Африки, и Россия – среди них… — Потому что в этих странах нет ни полового просвещения, ни пропаганды контрацепции.

Чтобы не было абортов, надо воспитывать женщин, чтобы они заботились о своем репродуктивном здоровье. Конечно, учитывая современные представления о репродуктивных правах, женщина имеет право на выбор и на ошибку. Например, в Финляндии один аборт в жизни женщины допускается, считается естественной ошибкой: мужчина бросил, карьера рушится, другие причины.

Лучше, конечно, чтобы перед ним были роды. Но, как говорят финны, существует определенный процент глупых женщин, которые не понимают тяжести и последствий аборта и делают его дважды. И третья категория женщин — русские, проживающие в Финляндии.

Причем все они делают три аборта, потому что написать в медицинской карте больше трех неприлично. Отношение в обществе к беременности и половой жизни влияет на раннюю сексуальность и криминальность.

Когда в финском или голландском обществе признается право молодежи на сексуальные отношения и от родителей требуется обеспечить ее контрацептивами и информацией о безопасности сексуальных отношений, средний возраст вступления в сексуальные отношения у них – 17, а по некоторым данным 17,5 лет.

А у нас – 15,5. При этом молодежь не любит, потому что регулярной половой жизни у них нет, а на экономит и родители покупать их не торопятся.

— Но если родители не верят в то, что у их детей в 15 лет могут появиться сексуальные отношения, то как они воспримут беременность? Значит, если будет принято предложение об изменении в законе возраста, с которого девочки могут без разрешения родителей обращаться за медицинской помощью по поводу аборта, им придется искать другие способы? Сегодня в России 10% от всех абортов в стране делают девушки в возрасте до 18 лет, 35% из них прерывают беременность дважды или трижды.

В Петербурге 2,78% абортов делают несовершеннолетние, из них повторно – 11%.

13% процентов несовершеннолетних матерей в России отказываются от ребенка в роддоме, в Петербурге — 0,15%. — Сегодня 15-18-летняя девушка подписывает информированное согласие на аборт и он проводится конфиденциально: мы имеем право не сообщать ее родителям и в любом случае конфиденциальность соблюдается – закон о врачебной тайне никто не отменял. До 15 лет мы не имеем права даже провести гинекологический осмотр без мамы или папы, или официального опекуна.

Если эти нормы изменятся, как раз и появятся условия для криминальных абортов. Это очень опасно. В России всего 31,1 млн детей, из них 15,5 девочек. Среди женщин репродуктивного возраста 15-18-летних – всего 8,16 %.

По заключению экспертов ВОЗ, если эта цифра меньше 15 процентов, то в стране – демографическая катастрофа.

Значит, об их репродуктивном здоровье надо беспокоиться в первую очередь. А мы, как всегда, идем своим путем. — Сколько стоит аборт в Петербурге? — Ну во-первых, аборт можно сделать бесплатно — эта операция оплачивается ОМС. На хозрасчетных основаниях цена колеблется от 3 до 12 тысяч рублей. К сожалению медикаментозный аборт, наиболее безопасный, страховые компании не оплачивают.

К сожалению медикаментозный аборт, наиболее безопасный, страховые компании не оплачивают.

— Насколько опасна собственно операция по прерыванию беременности? — Словосочетания «безопасный аборт» не существует. Любой аборт опасен и чреват осложнениями.

Самое распространенное из них – воспаление.

Его можно предотвратить, предварительно проведя курс лечения до аборта и санацию – обработку влагалища специальными препаратами.

Велик риск проткнуть матку во время операции: травмированную область ушивают, но это уже рубец на матке — серьезное повреждение. Искусственное прерывание беременности не может не сказаться на всех органах и системах, регулирующих менструальную функцию: может нарушиться цикл, ухудшиться работа яичников.

Но самое главное последствие — это бесплодие. В 20 процентах случаев его причины науке непонятны.

Единственное объяснение им — аборт, причем часто даже неосложненный. В организме женщины происходят какие-то поломки, из-за которых она уже не может зачать и выносить ребенка. Ирина Багликова © Доктор Питер Рубрики:

Пересечение с другими статьями УК

Главное правило незаконного аборта — добровольное согласие женщины.

При этом не имеет значения, каким способом он произведен и допустим ли по срокам. Важен сам факт незаконности проведения аборта и последствия для здоровья женщины. Только в этом случае вменяется ст.

123 УК РФ. Если прерывание беременности проведено против воли потерпевшей, то деяние квалифицируется по ст. 111 УК РФ. В данном случае речь идет о нанесении тяжкого вреда здоровью. За проведение незаконного аборта без согласия женщины судят по ст.

111 УК РФ.

Неоправданный риск

Правозащитники и юристы уверены в другом — если бы государство не стало «закручивать гайки», и принимать ужесточения по срокам беременности и их показателям, женщинам не пришлось бы рисковать жизнью в сомнительных медцентрах или на частных квартирах.

«Если новый документ будет принят, мы получим еще один мертворожденный закон»

, — считает юрист Юрий Петренко.

«Врачебное сообщество очень крепкое, сплоченное и не сдает ‘своих’. Причем это касается как частной, так и государственной медицины. А сами пациентки, даже истекая кровью, не скажут, где им делали искусственное прерывание беременности.

Бороться с нелегальными абортами при помощи увеличения штрафов или угрозы тюремного срока бессмысленно, гораздо проще было бы не сокращать перечень показаний для абортов по социальным показателям. И тогда женщинам не пришлось бы на свой страх и риск искать врача, который согласиться на проведение нелегального аборта». В декабре 1987 года Министерство здравоохранения СССР издало приказ, разрешающий искусственное прерывание беременности до 28-ми недель по так называемым социальным показаниям.

Их было 7: инвалидность первой-второй групп у мужа, смерть супруга во время беременности жены, расторжение брака, пребывание женщины или ее мужа в местах лишения свободы, наличие решения суда о лишении или ограничении родительских прав, многодетность, беременность в результате изнасилования.

В 1996 году правительство РФ постановлением расширило перечень социальных показаний для искусственного прерывания беременности на поздних сроках.

По новому документу предельный срок прерывания беременности сокращался с 28 до 22 недель, что соответствовало нормам, установленным ВОЗ, и почти вдвое увеличивался перечень социальных показаний.

Показаниями для проведения аборта на поздних сроках считалось: отсутствие жилья, статус беженца или переселенца, безработица, доход семьи ниже прожиточного минимума, отсутствие законного супруга, беременность, наступившая в результате сожительства кровных родственников. Но в 2003 году перечень резко сократили, оставив в нем всего четыре пункта (читай выше).

Однако сегодня в Госдуме есть немало депутатов, выступающих за полный запрет абортов, и желающих урезать даже этот скудный перечень.

Все это объясняется проводимой в стране демографической политикой, но увы, увеличивает количество брошенных детей и число криминальных абортов на поздних сроках. Юлия Сокольская

  1. ,
  2. ,
    Вернуться

Стали свидетелями интересного? Снимайте на телефон, присылайте в редакцию, читайте на СарБК.

Картина предыдущего дня Главным событием осени 1944 года в Саратове стало открытие суворовского училища, которое состоялось 2 октября.

Накануне газета «Коммунист» посвятила этому целую полосу.

Особенности преступления и ответственность

Стоит сказать, что на основе принятой практики и имеющихся правил аборт полностью правомерен на сроке до 12-ти недель, при наличии социально значимых показаний (например, беременность является ) — до 22-ой недели, при наличии на то медицинских показаний (болезнь, опасность для жизни будущей матери) без ограничения срока.

Для того чтобы понимать, в чём заключается состав преступления по рассматриваемой теме, следует обратиться к статье 123 Уголовного кодекса Российской Федерации:

  • То же деяние, если оно повлекло по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда её здоровью, наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового.
  • Проведение искусственного прерывания беременности лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля, наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырёхсот восьмидесяти часов, либо на срок до двух лет.

В соответствии с описанными положениями, субъектами по данному деянию могут быть лица, достигшие 16-ти лет и не имеющие специализированного высшего образования по требуемому профилю.

То есть сюда же можно приравнять и других врачей, профиль которых не позволяет проводить аборты, даже с учётом того, что они прошли начальное профильное обучение, студентов, проходящих обучение в медицинских институтах, даже по необходимой для проведения аборта специальности. Состав преступления считается выполненным с момента фактического искусственного прерывания беременности. Рассматриваемая статья предполагает обязательное согласие на проведение процедуры аборта, в ином случае содеянное подлежит квалификации как человека.

При этом стоит отметить, что выбираемые способы осуществления данного замысла, а также место его реализации не играют никакой роли в квалификации, как уже было сказано выше, главное обстоятельство – это отсутствие законного права на проведения этой операции. Пример. 20-летняя гражданка «А» находилась на 3 месяце беременности.

Жизненные обстоятельства сложились таким образом, что её сожитель, он же отец будущего ребёнка, бросил её после того, как узнал об интересном положении своей возлюбленной.

Разочаровавшись в жизни и не имея представления о том, что она одна будет делать с ребёнком, гражданка «А» решилась на искусственное прерывание беременности. Сотрудники медицинской организации отказались от проведения аборта, что привело к поиску других решений.

На «помощь» гражданке «А», поспешила её сестра «Б», которая училась на медицинского работника и, по её заверениям, знала, что нужно делать. Свой замысел они реализовали в квартире «А», но поневоле очевидцем преступления стал ранее сбежавший бывший сожитель, который и инициировал обращение в полицию. В приведённом примере субъектом преступления является гражданка «Б», которая и осуществила незаконный аборт.

Особенности преступления

Незаконно произведенным считается аборт (искусственное прерывание беременности), который был совершен лицом, не имеющим высшего медицинского образования по соответствующей специальности.

Данное преступное деяние карается статьей 123 УК РФ. Давайте рассмотрим состав преступления незаконного проведения аборта.
Более подробно об особенностях такого злодеяния, как незаконный аборт, расскажет следующий видеосюжет:

Квалификация аборта как преступной операции


Криминальным аборт может быть признан, если не соблюдены определенные условия. Незаконными будут являться:

  1. проведение аборта насильно, без получения согласия на то самой беременной.
  2. проведение аборта лицом, не имеющим специального медицинского образования, квалификации и навыков;
  3. проведение прекращения беременности на больших сроках, которые законодательно запрещены;
  4. проведение операции по остановке деятельности зародыша в помещении, несоответствующем установленным нормам. Другими словами — за пределами медицинского заведения, если на то нет особых причин;

Если рассматривать состав самого преступления, то его объектом станет здоровье женщины, которой была проведена операция по остановке деятельности плода.

Субъектом преступления будет являться гражданин, которому уже есть 16 лет. У которого нет медицинского образования и опыта работы, и который стал исполнителем незаконной операции. Ответственность могут нести медицинские работники и сами врачи, которые имеют медицинское образование, но не имеют практики в гинекологии, либо их специализация далека от акушерства.

Чтобы аборт был признан законным, его должен проводить специалист, имеющий на то разрешение и сертификат доступа к подобному виду медицинской деятельности. Объективные моменты преступления, т. е. та сторона, которая указывает на преступные действия.

Сюда относятся условия, при которых был проведен аборт, инструменты, которыми пользовался медик, наличие опыта и квалификации у исполнителя.

Последствия операции, которые были выявлены у женщины в результате проведения операции, будут включены сюда же. Субъективный момент — это доказательство вины. Каждый случай будет рассматриваться и расследоваться в индивидуальном порядке.

Учитываться будут причины, которые заставили женщину пойти на такой риск, а также цели «медика», которыми он руководствовался.

Важно будет выявить, что стало причиной проведения незаконного аборта: получение солидной суммы денег, т.

е. материальная сторона вопроса, либо аборт был проведен специалистом из чувства жалости к женщине, попавшей в трудную ситуацию.

Комментарии к ст. 123 УК РФ

1. Потерпевшей является женщина, находившаяся в состоянии беременности.

В соответствии со ст. 36 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан 1993 г.

каждая женщина имеет право самостоятельно решать вопрос о материнстве. Следовательно, она вправе и прервать беременность. Искусственное прерывание беременности проводится в учреждениях, получивших лицензию на указанный вид деятельности, врачами, имеющими специальную подготовку.

По общему правилу, аборт производится при сроке беременности до 12 недель, по социальным показаниям (смерть мужа, беременность в результате изнасилования и т.д.) — 22 недели, а при наличии медицинских показаний (например, при заболевании ВИЧ-инфекцией, при активной форме туберкулеза) с согласия женщины — независимо от срока беременности. 2. Объективная сторона преступления заключается в производстве аборта ненадлежащим лицом.

Под абортом понимается искусственное прерывание беременности, которое может быть законным (правомерным) и незаконным (криминальным).

Незаконный аборт — это: искусственное прерывание беременности вне специального учреждения лицами, не имеющими надлежащей медицинской подготовки; при выходе за указанные выше сроки беременности; без согласия беременной. 3. Согласно комментируемой статье преступными признаются не все виды незаконного аборта, а только один из них — производство аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля.

Иные виды не могут влечь ответственности по рассматриваемой статье. Производство указанного вида незаконного аборта предполагает согласие женщины.

Если такого согласия не было, содеянное квалифицируется не по ст. 123 УК, а исходя из последствий по ст.

111 или ст. 105 УК. 4. Способы незаконного аборта на квалификацию не влияют.

5. Состав преступления формальный, аборт считается оконченным с момента удаления плода из чрева матери. До этого момента можно говорить лишь о покушении на производство незаконного аборта. Если процесс производства аборта привел к появлению на свет живого ребенка, которого тут же лишают жизни, содеянное как представляющее реальную совокупность преступлений подлежит квалификации не только по ст.

123 УК, но и по статье об убийстве.

Если криминальный аборт протекал с осложнениями и вызвал реальную угрозу причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшей, а виновный вследствие растерянности, испуга или по иным причинам не принял необходимых мер (например, не вызвал врача), оставляя в опасном состоянии потерпевшую, то налицо совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 123 и 125 УК. 6. Субъект преступления — лицо, не имеющее высшего медицинского образования соответствующего профиля, что создает большую вероятность неблагоприятного исхода, причинения вреда женщине. Исходя из этого, не являются субъектами преступления гинекологи и хирурги-гинекологи.

Все остальные лица (в том числе имеющие высшее образование), средний медицинский персонал (даже те из них, которые имеют образование соответствующего профиля, например, акушерка) могут признаваться субъектом уголовно наказуемого аборта. Место производства незаконного аборта — специальное медицинское учреждение или иное — для ответственности значения не имеет.

7. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. 8. В части 3 ст. 123 УК установлена повышенная ответственность, если незаконный аборт повлек по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью.

Преступление характеризуется двумя формами вины (ст. 27 УК). Необходима причинно-следственная связь между незаконно произведенным абортом и наступившим вредом.

Особенности уголовной ответственности за криминальные аборты по уголовному законодательству Российской Федерации и некоторых зарубежных стран Текст научной статьи по специальности «Право»

ные документы существенно различаются.

Гражданское законодательство находится в постоянном развитии, Концепцией совершенствования гражданского законодательства в РФ предлагается внесение ряда изменений в вопросы образования и деятельности ООО, вызывает многочисленные споры и модернизация института ООО в Германии, но степень соответствия желаемых изменений реальным потребностям динамики общественных отношений покажет практика их применения в России и в Германии. Ш.М. Рашидов * ОСОБЕННОСТИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА КРИМИНАЛЬНЫЕ АБОРТЫ ПО УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И НЕКОТОРЫХ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН Ключевые слова: незаконный аборт, уголовная ответственность, искусственное прерывание беременности, состав преступления, наказание.

Sh.M. Rashidov. The features of the criminal abortions by the criminal legislations of the Russian Federation and some foreign countries In the article analysis is conducted comparative criminal legislation of Russian Federation with legislation of some foreign countries, installing criminal responsibility for illegal production of the abortion. The considered questions of regulation specified composition of the crimes, order and condition of attraction of the guilty persons to criminal responsibility and punishment.

In the article it is also marked problems connected with criminal responsibility and punishment for illegal production of the abortion on Criminal code of the Russian Federation. It is worded offers on improvement of the rates about criminal responsibility for illegal abortion on criminal legislation of the Russia.

Господствующая в современном обществе идеология ставит человека на первое место уголовно-правовой охраны. Защита его жизни имеет основополагающее значение.

Однако, изучая некоторые аспекты многовековой истории, можно увидеть, что из поколения в поколение не только не воспитывалось уважение к человеческой жизни, но, наоборот, объективно создавалось суждение о том, что жизнь не представляет особой ценности. Право на жизнь как одно из основных прав человека охраняется законом.

Подчеркивая особую ценность такого блага, как жизнь, Уголовный * Кандидат юридических наук, заведующий кафедрой уголовно-правовых дисциплин Института (филиала) Московской государственной юридической академии имени О.Е. Ку-тафина в г. Махачкале. кодекс РФ значительно усилил ее охрану, в частности, увеличением санкций за ряд преступлений против жизни и конструированием новых уголовно-правовых норм за посягательства на нее, в том числе предусмотрев ответственность за посягательство на жизнь новорожденного ребенка.

Что же касается уголовно-правовой охраны жизни ещё не родившегося ребенка, то вопрос решается иначе, точнее сказать, не решается вообще. Анализ уголовного законодательства России позволяет сделать вывод о том, что лишение жизни плода, т.е.

развивающегося зародыша ребенка, находящегося еще в утробе матери, не образует состава преступления, несмотря на то, что ответственность за незаконное производство аборта предусмотрена ст. 123 Уголовного кодекса РФ (далее — УК РФ).

Чем же обусловлена такая парадоксальная, на первый взгляд, ситуация?

Позиция законодателя по данному вопросу такова, что объектом преступного посягательства при незаконном производстве аборта является не жизнь ребенка, не появившегося ещё на свет, а здоровье (в случае, предусмотренном ч. 3 ст. 123 УК РФ, и жизнь) беременной женщины, так как аборт создает для него угрозу.

Вопрос об аборте, его обоснованности и правомерности с давних времен, помимо всего прочего, является и юридическим вопросом, влекущим правовую оценку деяния по искусственному прерыванию беременности. В различных государствах дается различная уголовно-правовая оценка искусственного прерывания беременности с нарушением требований предъявляемых законом, определяются различные основания и условия наступления уголовной ответственности.

Во всех странах нормы об уголовной ответственности за незаконный аборт являются бланкетными.

В Российской Федерации аборт считается произведенным законно, если соблюдены следующие условия: 1. Искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины при сроке беременности до 12 недель, по социальным показаниям — при сроке беременности до 22 недель, а при наличии медицинских показаний и согласии женщины — независимо от срока беременности. 2. Перед проведением аборта женщина проходит медицинское обследование для определения срока беременности и исключения медицинских противопоказаний к операции.

3. Аборт производится в рамках программ обязательного медицинского страхования в амбулаторно-поликлинических учреждениях, в многопрофильных городских, областных больницах и других лечебно-профилактических учреждениях, получивших лицензию на медицинскую деятельность, имеющих условия для оказания квалифицированной медицинской помощи, в т.ч.

экстренной хирургической, реанимационной и интенсивной. 4. Операция по искусственному прерыванию беременности проводится только врачом акушером-гинекологом, имеющим специальную подготовку. Кроме того, в ст. 32 Основ законодательства об охране здоровья граждан 1 необходимым предварительным условием медицинского вмешательства предусматривается информированное добровольное согласие гражданина.

В тех случаях, когда аборт производится с нарушением какого-либо из установленных правил, он должен квалифицироваться как незаконный.

О незаконности прерывания беременности могут свидетельствовать, например, нарушение порядка разрешения или проведения операции; нарушение установленных сроков беременности; производство аборта при наличии медицинских противопоказаний к операции; проведение операции лицом, не имеющим надлежащей медицинской подготовки и иных норм, установленных Основами законодательства об охране здоровья граждан и подзаконными актами, регулирующими порядок прерывания беременности.

В п. 4 ст. 36 Основ законодательства об охране здоровья граждан сказано, что незаконное проведение искусственного прерывания беременности влечет за собой уголовную ответственность, установленную законодательством Российской Федерации. Но так ли это? Диспозиция ч. 1 ст. 123 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за производство аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля.

А в ч. 3 ст. 123 предусмотрена уголовная ответственность за то же деяние, если оно повлекло по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью.

Как видно, субъектом данного преступления не является врач-специалист, несмотря на то, что законодательство об охране здоровья граждан предусматривает, что подобные операции должен производить врач соответствующего профиля, имеющий высшее медицинское образование.

Таким образом, уголовную ответственность закон связывает не с самой по себе операцией при отсутствии условий (оснований) её проведения (например, срок беременности превышает 12 недель), а с личностью виновного — врачом несоответствующего профиля или лицом, не имеющим медицинского образования. Позиция законодателя такова, что аборт, выполненный врачом без соответствующих медицинских обследований беременной, не исключив медицинских противопоказаний к операции, с нарушением сроков беременности, вне стационара в условиях, где в крайнем случае нет возможности оказать экстренную квалифицированную медицинскую помощь женщине, состава преступления, предусмотренного ст. 123 УК 1 Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г.

№ 5487-1 // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 33. Ст. 1318. РФ не образует.

Действия врача, выполнившего аборт в подобной ситуации, в результате которого наступила смерть беременной женщины или причинен тяжкий вред её здоровью, будут квалифицироваться по ч. 2 ст. 109 или по ч. 2 ст. 118 УК РФ, а если указанных последствий не наступило, то состав преступления, предусмотренный ст. 123 УК РФ, вовсе отсутствует.

Как утверждает Т.Н. Волкова, не является незаконным аборт, произведенный лицом, имеющим соответствующее образование, но в ненадлежащих условиях, а равно в нарушение медицинских показаний (в том числе на поздних сроках беременности).

«Соответственно, — пишет автор, — во всех случаях производства аборта с грубейшими нарушениями медицинских требований (за исключением установленного в законе) и фактически являющегося криминальным, виновные если и наказываются, то лишь в дисциплинарном порядке»

1.

По ее мнению, образовавшийся пробел в регламентации уголовной ответственности за производство незаконного аборта породил ситуацию, когда правоохранительные органы не интересуются подобным видом криминального бизнеса, ибо юридически он таковым не является. Мнение о том, что врач-гинеколог не будет нести уголовную ответственность в случаях игнорирования элементарных правил проведения абортов, высказывают также С. Тасаков и А. Шумилов 2. В литературе такая законодательная конструкция признана ошибочной, и предлагается изменить диспозицию ч.

1 ст. 123 УК РФ в соответствии с интерпретацией ст. 36 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан 3. Представляется, что незаконность относится не только к лицу, но и к производству аборта, его основаниям и способам.

Руководствуясь принципом гуманности, законодатель установил, что женщина, которой сделан аборт, а также женщина, вызвавшая у себя прерывание беременности, уголовной ответственности не подлежит. Не проводя глубокого анализа уголовного законодательства РФ, видно, что в России одно из самых либеральных законодательств об аборте.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . Каковы же позиции уголовных законодательств зарубежных стран по данному вопросу?

Пытаясь ответить на данный вопрос, проведем небольшой сравнительный анализ основных элементов состава данного преступления. 1 Волкова Т. Правовая защита права на жизнь новорожденного // Законность.

2004. № 4. С. 7—8. 2 См.: Тасаков С., Шумилов А.

Искусственное прерывание беременности (аборт). Уголовно-правовые аспекты // Уголовное право. 2004. № 2. С. 69. 3 См.: Уголовное право.

Особенная часть / под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М., 1998.

С. 103. В подавляющем большинстве стран мира объектом данного преступления являются жизнь и здоровье женщины, однако в законодательствах некоторых государств объектом уголовно-правовой охраны, помимо жизни и здоровья самой женщины, выступает также и жизнь ребенка, могущего не появиться на свет в результате аборта, независимо от срока беременности. Такая позиция становится очевидной, когда субъектом преступления называется не только, лицо, производящее аборт беременной женщине по её воле (а иногда и вопреки), но и сама женщина, вызывающая у себя прерывание беременности (выкидыш) различными действиями (способами). При этом ответственность беременной женщины наступает и в том случае, когда она допускает прерывание своей беременности при помощи других лиц.

Такая ответственность предусмотрена, в частности, уголовными кодексами: Австрии (п.

3 § 96), Аргентины (ст. 88), Бельгии (ст.

351), Испании (ч. 2 ст. 145), КНДР (п.

1 ст. 269), Сан-Марино (ст.ст. 153, 154), ФРГ (п. 3 § 218), Швейцарии (ст. 118), Японии (ст. 212) и др. Позиции уголовных законодательств вышеуказанных государств, как видим, не отражены в ст.

123 УК РФ. Особенности уголовной ответственности, не отраженные в ст. 123 УК РФ, в зарубежных законодательствах касаются также совершения аборта без согласия женщины. К примеру, такая ответственность устанавливается в: 1.

Уголовном кодексе Австрии (абз.

1 § 98 «Прерывание беременности без согласия беременной»): «Кто прерывает беременность без согласия беременной женщины наказывается лишением свободы на срок до 3 лет»1; 2. ст. 85 Уголовного кодекса Аргентины, где сказано, что:

«Тот, кто произвел аборт, наказывается лишением свободы на срок от 3 до 5 лет каторжных работ или тюремного заключения, если действовал, не получив согласия женщины»

; 3. ч. 2 ст. 126 Уголовного кодекса Болгарии указано, что:

«Если умерщвление плода совершено без согласия беременной, наказание — лишение свободы от 3 до 8 лет»

; 4.

п. 3 ст. 296 Уголовного кодекса Голландии, где сказано, что:

«Если аборт был совершен без согласия женщины, должны быть назначены срок тюремного заключения не более 12 лет или штраф пятой категории»

; 5.

ч. 2 ст. 270 Уголовного кодекса КНДР предусмотрено, что:

«Лицо, которое способствует преждевременным родам у женщины без ее просьбы или согласия, подлежит наказанию в виде каторжных работ на срок не более 3 лет»

. 1 Там же делается примечание о том, что лицо, прервавшее беременность, не наказывается в соответствии с абз. 1, если прерывание беременности проведено для спасения жизни беременной женщины от непосредственной, иначе не предотвратимой опасности при наличии обстоятельств, когда согласие беременной не было получено своевременно.

Аналогичные положения закреплены и в уголовных кодексах Бельгии (ст. 348), Латвии (ст. 135), Эстонии (ст. 120), Испании (ст. 144), Франции (ст.

223-10), Сан-Марино (ст. 153), ФРГ (п. 2 § 218), Швейцарии (ч. 2 ст.

119), Японии (ст.ст. 215, 216) и др. В некоторых государствах предусмотрена уголовная ответственность и за понуждение женщины к совершению аборта.

Так, в частности в: 1. ст. 136 Уголовного кодекса Латвии установлено, что:

«Принуждение беременной к производству аборта, если вследствие этого аборт произведен, наказывается лишением свободы на срок до 2 лет или арестом, или принудительными работами, или денежным штрафом до 40 минимальных месячных заработных плат»

; 2.

ст. 143 Уголовного кодекса Литовской республики закреплено, что:

«Тот, кто, применив физическое или психическое насилие, принудил женщину к незаконному производству аборта, наказывается публичными работами либо ограничением свободы, либо арестом, либо лишением свободы на срок до 2 лет»

; 3. § 1 ст. 153 Уголовного кодекса Польши сказано:

«Кто, применяя насилие к беременной женщине или иным способом без ее согласия, прерывает беременность либо путем насилия, противозаконной угрозы или путем обмана доводит беременную женщину до прерывания беременности, подлежит наказанию лишением свободы на срок от 6 месяцев до 8 лет»

; 4. ст. 115 Уголовного кодекса Узбекистана устанавливается, что:

«Понуждение женщины к совершению искусственного прерывания беременности, если аборт был совершен, наказывается штрафом до пятидесяти минимальных размеров заработной платы или исправительными работами до двух лет либо арестом до шести месяцев»

.

Субъективная сторона незаконного производства аборта выражается в форме умысла или неосторожности, в том случае если речь идет о причинении физического вреда здоровью беременной или наступлении смерти женщины в результате аборта. Мотив незаконного производства аборта может быть различным (желание помочь женщине избавиться от беременности, корысть и т.д.), но на квалификацию действий он не влияет. Такие позиции отражены в уголовных законодательствах всех государств, предусматривающих уголовную ответственность за аборт, в том числе и России.

Объективная сторона незаконного производства аборта по ст. 123 УК РФ выражается в активных действиях лица, его производящего, с нарушением установленных правил. Преступление считается оконченным с момента производства аборта, т.е.

изгнания плода, независимо от наступивших последствий. В диспозициях норм зарубежных законодательств об уголовной ответственности за незаконный аборт содержатся и иные квалифицирующие признаки, не нашедшие отражения в составе ст. 123 УК РФ. Так, например, уголовная ответственность за производство аборта вне лечебного (медицинского) учреждения установлена в уголовных кодексах Узбекистана (ч.

1 ст. 114), Азербайджана (ст. 141.1), Болгарии (ч. 1 ст. 126), Латвии (ч. 1 ст. 135)1, Литвы (ч. 1 ст. 142), Франции (п.

3 ст. 223-11), Молдовы (п. «а» ч.1 ст. 159). Нарушение противопоказаний к производству аборта наказуемо, в частности, по уголовному законодательству Узбекистана (ст. 114), Молдовы (п. «ё» ч. 1 ст.

159), Литвы (ст. 142), ФРГ (п.

2 ч. 1 § 218с). Повторность совершения аборта в качестве квалифицирующего признака указывается в уголовных кодексах Молдовы (п.

«а» ч. 2 ст. 159), Болгарии (п.

3 ст. 126), Латвии (ч. 3 ст. 135). Пункт 2 ст. 126 Уголовного кодекса Болгарии предусматривает также ответственность за проведение аборта двум или более женщинам. А Уголовный кодекс Франции устанавливает уголовную ответственность для лиц, занимающихся такого рода деятельностью систематически (п.

3 ст. 223-11). Уголовный кодекс Швейцарии устанавливает наказание в виде каторжной тюрьмы на срок не менее 3-х лет, если лицо занимается прерыванием беременности в виде промысла (п.

3 ст. 119). Еще одним квалифицирующим признаком незаконного производства аборта, предусмотренным уголовным законодательством различных зарубежных стран, является прерывание беременности с нарушением сроков, при которых допустима такая операция по закону. Так, в частности, указанное положение содержится в Уголовном кодексе Молдовы (п. «с» ч. 1 ст. 159), Эстонии (чч.

1 и 3 ст. 120), Франции (п. 1 ст.

223-11), ФРГ (ч. 1 п. 3 § 218с). Уголовная ответственность за покушение на совершение операции по искусственному прерыванию беременности предусматривается уголовными кодексами Франции (ст.

223-11), ФРГ (п. 4 § 218), Японии (ст. 215) и др. Уголовные кодексы некоторых стран предусматривают нормы, исключающие преступность и наказуемость проведения аборта при наличии определенных условий (обстоятельств).

Указанные обстоятельства касаются главным образом случаев, когда прерывание беременности необходимо для предотвращения серьезной, иначе не предотвратимой опасности для жизни беременной женщины или с целью предотвращения тяжкого вреда для ее физического или психического состояния, или если существует серьезная опасность того, что ребенок может иметь психические или физические отк- 1 Часть 2 ст. 135 Уголовного кодекса Латвии, кроме того, предусматривает наказание за производство аборта в антисанитарных условиях.

Аналогичная норма установлена и в п. «е» ч. 1 ст. 159 Уголовного кодекса Молдовы. лонения, или беременная во время зачатия ребенка являлась малолетней, либо беременность наступила в результате изнасилования.

Во всех этих случаях беременность прерывается врачом. Такие основания предусмотрены в уголовных кодексах Австрии (§ 97), Аргентины (ст.

86), Бельгии (ст. 348), Польши (ч.

2 ст. 157а), ФРГ (§ 218а), Швейцарии (ст.

120) и др. Во всех указанных случаях проведения прерывания беременности ставится в известность компетентный орган здравоохранения. Таким образом, подводя итог проведенного сравнительного анализа уголовных законодательств различных государств, устанавливающих уголовную ответственность за незаконное производство аборта, видно, насколько несовершенными и пробельными выглядят аналогичные нормы УК РФ. Это означает, что положения ст.

123 УК РФ нуждаются в существенной доработке с учетом современного состояния, структуры и динамики данной разновидности преступлений.